Процессы, происходящие в Азербайджане на нынешнем этапе его развития, можно охарактеризовать одним словом – модернизация. Этот процесс, охвативший практически все страны мира, был вызван разными факторами – как внутренними, так и внешними. После распада Советского Союза и ломки старых структур управления и хозяйствования Азербайджан оказался перед необходимостью реформирования государственной структуры, экономики и ценностно-культурной ориентации.

В активную фазу модернизации общества наша страна вступила еще в 1994 г. – после подписания нефтяного "Контракта века". Однако руководству республики пришлось решать не только политико-экономические и социальные проблемы, но и отстаивать территориальную целостность, нарушенную продолжающейся по сегодняшний день оккупацией 20 процентов территорий Азербайджана.

Несмотря на тяжелое экономическое положение, агрессию со стороны Армении, политику "двойных стандартов" со стороны международных организаций и некоторых зарубежных правительств, руководство страны в течение последующих лет проявило политическую волю и приверженность курсу на многоплановую интеграцию в глобальное мировое сообщество. На фоне коренных преобразований в экономике и политической инфраструктуре в республике начало развиваться гражданское общество – общество, в котором государство при обращении с личностью или группами лиц руководствуется соблюдением прав человека. Этими правами люди обладают только потому, что они – люди, и они по сути ничего не должны делать для того, чтобы получить их.

В социалистическом лагере гражданское общество в нынешнем его понимании практически отсутствовало по причине вмешательства государства во все сферы жизни общества. Однако, как и на всем постсоветском пространстве, в Азербайджане построение его "сверху" было осложнено в силу наличия пережитков авторитарной социалистической системы. Возникла необходимость в создании гражданской культуры, и эту нелегкую миссию взяли на себя неправительственные организации.

Однако сам этап становления независимых общественных объединений в республике все еще продолжается. За десять последних лет возникли сотни НПО, среди которых наиболее преуспевающие финансировались зарубежными фондами и организациями. На сегодняшний день в Азербайджане зарегистрировано около 1400 НПО и общественных объединений, среди которых реально функционируют не более трехсот [1]. Но даже эти организации за годы своего существования не приобрели достаточного опыта межсекторного взаимодействия и не выработали реальные механизмы осуществления своих миссий. Более того, отдельные общественные и правозащитные организации, в попытках наладить диалог с властями, заняли неконструктивную конфронтационную позицию, что привело к некоторому непониманию в отношениях государственного и третьего секторов. В результате этого отдельные НПО превратились в инструмент политических сил и международных организаций, стремящихся оказать давление на азербайджанские власти в решении различных вопросов политического развития страны.

В то же время большая часть НПО избрала более эффективный, на наш взгляд, путь для выявления и ликвидации недостатков в социально-политической системе страны. Формы и цели деятельности этих организаций во многом определяются историческими традициями азербайджанского народа, уровнем понимания населением гражданских прав и, прежде всего, политической структурой общества. Нужно признать, что влияние третьего сектора на положение в азербайджанском обществе до сих пор остается на довольно низком уровне, однако достижения его нельзя недооценивать.

Местные НПО уже осуществляют анализ республиканского законодательства, налаживают связи с частным сектором, приобретают позитивный опыт из общения с зарубежными организациями, занимаются просвещением в области прав человека. Однако масштабы их деятельности все еще находятся на низком уровне в силу многих внутренних и внешних причин.

Во-первых, местные НПО пока еще не способны полностью представлять интересы отдельных социальных групп и не являют собой реальную социально-политическую силу. Во-вторых, они испытывают серьезные трудности с финансированием и подбором квалифицированных специалистов. В-третьих, неразрешенность карабахского конфликта лишает граждан веры в международные структуры и пропагандируемую ими идею о правах человека в целом. В результате люди довольно пассивно реагируют на общественные начинания и разного рода инициативы. Отмечу, что на Западе отношение граждан к третьему сектору гораздо более доверительное. В Великобритании, в частности, количество участников добровольных объединений и групп самопомощи в 20 раз превышает число членов политических партий [2].

Задача построения демократичного общества в Азербайджане осложняется еще и тем, что в настоящее время концепция прав человека является более сложной, чем во времена принятия Всеобщей декларации прав человека в 1948 г. С тех пор содержание этого понятия претерпело существенные изменения. Если раньше под правами человека понимали, главным образом, политические и гражданские права, то сегодня все больше внимания уделяется социальным и экономическим правам граждан. Особое место занимают и экологические аспекты человеческого бытия [3].

Наконец, в Азербайджане, как и в других развивающихся странах, неправительственные объединения встречают вполне понятное сопротивление со стороны отдельных структур государственного сектора. Появившись на политической сцене в качестве новых субъектов, НПО заставляют потесниться традиционные субъекты политики, и этот процесс практически никогда не проходит безболезненно.

В развитых демократических странах он уже завершился, и в них НПО дополняют и в некоторой степени корректируют деятельность властей. Пройдя длительный период развития, третий сектор оказался органично взаимосвязан с властями и капиталом, – прежде всего, потому что его финансирование обеспечивается за счет пожертвований частных предпринимателей и социальных заказов от государства.

Вполне естественно, что в Азербайджане представителям третьего сектора еще предстоит интегрироваться в существующую социально-политическую систему с тем, чтобы стать реальной силой, влияющей на вектор государственной политики внутри страны и за ее пределами. Пока этот процесс только набирает обороты, однако говорить о его последствиях для самого общественного сектора очень трудно.

На наш взгляд, лейтмотивом развития третьего сектора в Азербайджане должно быть сохранение его как альтернативного гражданского общества. Полагаю, что говорить о полной независимости НПО довольно трудно, потому что, по сути своей, они изначально представляют интересы местных социальных заказчиков или зарубежных доноров. Однако очень важно, чтобы в третьем секторе сохранился здоровый баланс сил, при котором интересы каждой социальной группы могут быть представлены на одинаковом уровне. Тем более парадоксальной представляется инициатива некоторых неправительственных организаций по созданию государственных структур, регулирующих деятельность общественных объединений.

По мнению авторов этой идеи, создание такой структуры облегчит процесс регистрации НПО, позволит повысить профессионализм их сотрудников, способствует объединению НПО в коалиции по целевому признаку. Однако, на наш взгляд, подобный шаг подразумевает не только функциональное разделение НПО, но и появление в третьем секторе иерархии. История показывает, что неорганизованные системы не способны конкурировать с теми системами, в которых существует иерархическая "лестница".
Функциональное разделение позволяет концентрировать усилия на достижении определенной задачи, а наличие иерархии значительно сберегает затраты на принятие решений.

В то же время, на этом этапе качественных преобразований общественный сектор может потерять свое изначальное предназначение. Во-первых, в иерархии определяющую роль играют лидеры, ориентация которых может измениться, и тогда они смогут легко влиять на цели и деятельность целого сектора. Во-вторых, с появлением иерархии появляется бюрократия, которая требует дополнительных материальных и людских ресурсов. В-третьих, такой шаг неизбежно приведет к тому, что руководство третьего сектора отдалится от общества, интересы которого оно призвано представлять.

Полагаю, что неправительственный сектор должен отстаивать право на существование, не подрывая устои, на которых он зиждется. Практика некоторых зарубежных стран показывает, что структуризация третьего сектора способствует его укреплению, но отворачивает его от основного предназначения. Некоторые международные организации уже получили статус "независимых" наблюдателей за процессами демократизации, тогда как их отчеты нередко служат политическим амбициям правительств этих стран. По мнению многих исследователей, они в известной степени потакают политике "двойных стандартов", подрывая тем самым основы самой демократии.

Пропагандируя идею прав человека в ее западной интерпретации, они нередко забывают об исторических предпосылках развития демократии на Западе и культурной самобытности остальных народов. Во многом благодаря их усилиям нивелирующее воздействие западной мысли ослабляет национально-культурную идентичность этих сообществ и дестабилизирует обстановку в этих регионах. По удачному выражению российского исследователя А. В. Назарчука, "происходит эрозия норм и ценностей, которая проявляется в сознательном или несознательном саботаже навязываемых норм, дисфункции механизмов общественной солидарности и коммуникации" [4].

Поэтому, на наш взгляд, для построения открытого общества и достижения в нем подлинной гармонии неправительственные организации должны, прежде всего, с пониманием отнестись к основным задачам, стоящим перед государством в целом. Только сильная и справедливая власть, избранная народом, способна защитить права граждан, и в содействии этому НПО должны видеть свою главную цель. Последние события в Ираке, а также кровавые террористические акты в России – лишнее подтверждение того, что в отсутствии сильной и действенной власти беззащитными оказываются не отдельные граждане, а общество в целом.

Представляя интересы социальных групп и каждого индивидуума в отдельности, НПО должны, как нам представляется, концентрироваться на защите прав человека, сборе сведений о фактах ограничения гражданских свобод и просвещении населения в области их прав. Для того чтобы сохранять за собой статус беспристрастных экспертов, они должны избегать вовлечения в политическую борьбу и давать независимую оценку действиям властей на соответствие международным правовым нормам.

Основными направлениями деятельности НПО должны быть создание экспертных групп для квалифицированного анализа законодательства в области прав человека; выработка рекомендаций по его улучшению и приведению в соответствие с требованиями международных актов; ликвидация недостатков в деятельности государственных органов; разработка образовательных программ для государственных служащих и различных социальных групп; издание литературы для повышения правовой сознательности граждан; проведение семинаров и конференций просветительского плана, а также оказание правовой помощи лицам, чьи права нарушены.

Для правильной организации работы НПО очень важно понять, что третий сектор сможет функционировать во благо общества только в том случае, если он сумеет отстоять свою независимость от государственных субсидий и небескорыстных иностранных донорских организаций. Для этого НПО нужно повысить уровень своего профессионализма и расширить рынок предоставляемых услуг, усовершенствовать нормативную базу НПО и добиться непосредственного участия в процессе совершенствования республиканского законодательства. Только в этом случае они смогут привлечь местных предпринимателей и гарантировать, – в рамках существующих законов, – лоббирование их интересов при принятии соответствующих законодательных актов. Иными словами, эффективность гражданского общества прямо пропорциональна экономическому благосостоянию экономики страны. Такие меры могли бы служить серьезным основанием для создания условий самофинансирования.

Сильная экономика, пожалуй, является одним из важнейших условий устойчивого развития всего общества в целом. Как подметил американский социолог Фрэнсис Фукуяма, самым оптимальным условием для появления крупных преуспевающих корпораций является наличие культуры спонтанной социальной организации. Эта культура характеризуется высокой степенью доверия – продукта длительного существования сообществ, объединенных набором моральных норм или ценностей [5]. Ярким примером эффективности экономики, развивающейся на такой почве, стали Соединенные Штаты Америки, Япония и Германия.

В Азербайджане рыночной экономике еще предстоит преодолеть большой путь для достижения широкого радиуса доверия и готовности к спонтанному объединению. В таких условиях для укрепления и развития экономики необходимо либо государственное регулирование экономики с созданием условий для вовлечения местного частного капитала в производственный сектор, либо привлечение зарубежного капитала и создание совместных предприятий. После окончания Второй мировой войны первым путем последовали Франция и Италия, а вторым – Сингапур, Малайзия и некоторые другие ускоренно развивающиеся страны. В нашей республике оба пути развития несколько затруднены, прежде всего, продолжающейся оккупацией со стороны Армении.

Угроза возобновления боевых действий, безусловно, сдерживает как иностранных инвесторов, так и местных предпринимателей. На наш взгляд, это является одним из главных препятствий на пути формирования гражданского общества в Азербайджане, и поэтому восстановление попранных прав более миллиона беженцев и вынужденных переселенцев должно быть приоритетным направлением в деятельности правозащитных и прочих общественных организаций.

Наконец, неправительственный сектор должен быть ориентирован на пропаганду национальной идеологии, защищающей государственный суверенитет, гарантирующей права человека и оберегающей национальные духовно-этические ценности. Эта идеология не может быть искусственно привнесенной в наше общество и должна гармонировать с общественным сознанием. По мнению профессора Рафика Алиева, на сегодняшний день национальная идеология должна складываться из трех компонентов: азербайджанизма, идеи унитарной светской государственности и морально-этических ценностей ислама [6].

Объединяющим звеном этой триады является идея азербайджанизма, представляющая собой политическую основу для сохранения и укрепления неделимого Азербайджана, развития открытого общества, создания либерального рынка, обеспечения социальной защиты граждан, сохранения религиозно-этнической самобытности народов Азербайджана. В этой уникальной по своей сути идее, базирующейся на взаимной моральной ответственности государства и граждан, немаловажное место отведено духовно-культурным и религиозным ценностям, позволяющим азербайджанскому народу идентифицироваться и объединиться в глобальном сообществе.

В свете этого становится ясна опасность позиции некоторых правозащитников и общественных деятелей, пытающихся спроектировать западные нормы на азербайджанское общество, не задумываясь о последствиях этого. Дело в том, что в глобальном обществе действуют свои жесткие правила борьбы за выживание, которые порой бывают направлены на разрушение общенационального консенсуса. Как правило, оружием в такой борьбе становится, как выразился известный российский исследователь современности А.С.Панарин, подмена реальных социальных и политических прав "правами чувственности". Иными словами, некоторые международные организации уделяют особое внимание легализации сексуальных отклонений и употребления "слабых" наркотиков, защищают нетрадиционные секты, нагнетающие в обществе конфронтацию на почве религии.

В этой связи примечательна позиция директора программ по вопросам международной безопасности и энергетики Центра Никсона Зейно Баран о том, что западная идея "свободы религии" часто используется для разжигания ненависти, нетерпимости и конфликтов. Сторонники этой самой свободы нередко забывают о рамках, установленных законами страны и международными конвенциями.

Политические дивиденды новой системы массового манипулирования для глобальных "экспериментаторов" вполне реальны. "Заполучив вместо граждан, хорошо осознающих свои социальные интересы, адептов раскованной чувственности, можно запустить на полную мощность массовую "индустрию удовольствия" и внушить субъективную удовлетворенность тем людям, у которых есть все обычные основания для неудовлетворенности и протеста" [7].

Между тем, для объектов этих экспериментов их последствия оказываются разрушительными и даже губительными. Поэтому в укреплении национальной идеологии нуждаются все члены сообщества, и возможности третьего сектора в этом плане чрезвычайно велики, потому что с рядовыми гражданами его пока еще связывают общие интересы и субъективные доверительные отношения.

Примечания

[1] Газ. "Право выбора", № 9 (10) за сентябрь 2004 г.

[2] Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. М.: Издательство "Весь Мир", 2004. С. 91.

[3] Протько Т. Роль неправительственных организаций в поощрении и защите прав человека

[4] Назарчук А. В. Этика глобализирующегося общества. М.: Директмедиа Паблишинг, 2002. С. 301.

[5] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию / Пер. с англ. М.: ООО "Издательство АСТ": ЗАО НПП "Ермак", 2004. С. 545.

[6] Алиев Р. Я. Государство и религия. Сборник статей и выступлений. Баку: "Абилов, Зейналов и сыновья", 2004. С. 75.

[7] Панарин А. С. Искушение глобализмом. М.: Издательство "Эксмо", 2003. С. 309.

Источник: Газ. "Право выбора", № 10 (11), 2004