27 зуль-каады 463 года от Хиджры (26 августа (1 сентября) 1071) сельджукская армия под командованием султана Алп-Арслана нанесла поражение армии византийского императора Романа IV Диогена. Мусульманские историки того периода сравнивали это событие по значимости с разгромом византийцев у реки Ярмук и поражением персов у Кадисии. Византийская империя навсегда потеряла Армению и Каппадокию, а тюркские племена устремились к берегам Эгейского и Мраморного морей, основав в Малой Азии ряд мелких государств — бейликов.

После удачного похода сельджукского военачальника Ибрахима Инала в Малую Азию Мухаммад Тогрул-бек сосредоточился на завоевании Фарса и Ирака. В 1050 г. сельджукская армия совершила поход в Фарс и захватила город Феса, изгнав оттуда местного правителя из дейлемитов. В 1055 г. войска Тогрул-бека заняли Багдад, положив конец 110-летнему господству в Халифате шиитской династии Буидов. Султан занял самое высокое положение при багдадском халифе и незадолго до своей смерти женился на его дочери.

Вместе с тем он не ослаблял своего внимания к бескрайним анатолийским пастбищам. В 1053 г. сельджуки снова вторглись в Васпуракан, разорили Беркри (совр. Мурадие) и осадили Маназкерт (совр. Малазгирт), и только героизм осаждённых вынудил Тогрул-бека удалиться. В 1054 году сюзеренитет султана признал Наср ад-Даула Ахмад Ибн Марван, правивший в Диярбакыре. При этом правителе арабская или курдская династия Марванидов достигла наибольшего могущества, а его столица Майафарикин (совр. Сильван) стала культурным и научным центром.

Почувствовав себя увереннее, сельджуки начали регулярно разорять византийские города. Согласно хронике Михаила Сирийца, в 1055 году была опустошена Мелитена (совр. Малатья), а спустя ещё несколько лет тюркские отряды вторглись в область Каппадокию, захватив пленных и добычу. Восхождение на византийский трон Константина X Дуки в конце 1059 года не привело к изменению ситуации на восточных границах империи. По словам историков, Константин Дука был плохим императором, усиливал налоговое бремя и скупо расходовал на нужды армии.

После смерти Тогрул-бека и воцарения его племянника Алп-Арслана последнему пришлось отстаивать свои права в соперничестве с родными братьями Кутулмышем и Кавурдом (эмиром Кермана). Наряду с этим приходилось держать в повиновении племена туркмен, которые расселились на окраинах огромного государства. С этой целью в 1064 г., спустя всего три месяца после победы над Кутулмышем и вступления в Рей, который был столицей Тогрул-бека, Алп-Арслан вместе со своим визирем Низам аль-Мульком и сыном Малик-шахом выступил в поход на Азербайджан и Грузию. Итогом этой кампании стало разорение армянского торгового города Ани, находившегося под властью Византии. Однако сельджуки не разрушили крепостную стену и даже не оставили в городе своего гарнизона. Очевидно, Алп-Арслан хотел лишь продемонстрировать свою силу кочевым племенам, не желая развязывать войну против Византии, но в последующие годы сельджуки фактически распространили свою власть на всю территорию Армении.

Тем временем в 1067 году после смерти Константина Дуки императором в Константинополе был провозглашён Роман IV Диоген, который опирался на поддержку армии и был настроен укрепить византийское влияние на границе с сельджуками. В 1068 году он отправил в Северную Сирию Мануила Комнина (племянника бывшего императора Исаака I Комнина), который овладел городом Иераполисом (совр. Манбидж), но в итоге потерпел поражение от сельджуков и попал в плен. На следующий год ещё три византийские армии дошли до Мелитены, Себастии (совр. Сивас) и Харпута (около совр. Элязыга), но не добились сколько-нибудь значимых успехов.

Согласно ряду источников, в 1069 г. Роман Диоген предложил сельджукскому султану заключить мирный договор. Алп-Арслан, видевший наибольшую угрозу в Фатимидском Египте, не хотел напрасно тратить силы и согласился. Однако его беспокоила поддержка, которую Роман Диоген оказывал туркменским племенам, расселившимся в Сирии и известным как навакия. Султан даже пригрозил византийцам расторжением мирного договора в случае, если те не прекратят заигрывание с туркменами.

Для того чтобы подчинить себе арабских правителей в Сирии и установить контроль над регионом, Алп-Арслан выступил в сирийский поход и осадил Алеппо, который в то время находился в руках Мирсадидов — вассалов фатимидского халифа ал-Мустансира Биллах. В мае 1071 г. эмир Алеппо Махмуд ибн Наср признал Алп-Арслана своим сюзереном, после чего султан принял решение двинуться на Египет. В это время к нему прибыл посол Романа Диогена с требованием вернуть Иераполис, Хелят (совр. Ахлат) и Маназкерт. В противном случае император грозился привести в Армению огромную армию. Однако Алп-Арслану стало известно о том, что многочисленная византийская армия уже приближается к Феодосиополю (совр. Эрзурум). Прогнав послов, он принял решение вернуться в Диярбакыр, чтобы встретиться с противником лицом к лицу.

На этот раз Роман Диоген подготовился к походу основательно. Мобилизовав профессиональную армию из восточных и западных фем, император также привлёк наёмные отряды варягов, франков, норманов, огузов, печенегов, болгар, грузин и армян. По разным сведениям, византийская армия насчитывала от 40 до 200 тысяч человек. Однако поход на восток был нелёгким, и внутри войска росло недовольство. По ходу император распустил отряд франкских наёмников, которые после этого принялись грабить местное население. Несмотря на предложение ряда военачальников дождаться сельджуков у Феодосиополя и подготовиться к сражению, Роман Диоген решил двинуться к озеру Ван.

Когда сельджукская армия достигла Сильвана, стало известно, что византийцы захватили крепость Малазгирт, предав мечу мусульманское население. Предположив, что армия султана находится далеко, Роман Диоген решил развить успех и отправил 20-тысячную армию в Грузию. Между тем разведывательные отряды Никифора Вриенния принесли донесение о том, что сельджукская армия находится в Ахлате. Проверить эти сведения было поручено отряду армянского генерала Василакиса, который был разбит отрядом сельджукского эмира Сундука, а сам Василакис попал в плен.

24 августа 30-тысячная армия султана Алп-Арслана выступила из Ахлата и расположилась лагерем на равнине между Ахлатом и Малазгиртом. Для того чтобы получить надёжные сведения о противнике, султан отправил к Роману Диогену посольство с предложением мира. Император расценил его действия как попытку избежать решающего сражения и в грубой форме отказал послам. Кроме того, он понимал, что иного шанса положить конец разорительным набегам сельджуков может не быть, потому что на обеспечение столь многочисленной армии обошлось казне очень дорого.

В пятницу 26 августа обе армии были готовы к сражению. Войскам султана объявили, что по приказу халифа ал-Каима Биамриллах мусульмане в разных городах молятся за их победу. После пятничного богослужения Алп-Арслан в белой одежде проехал перед воинами и сказал: «Если я умру, пусть это будет моим саваном». Обратившись к воинам с короткой речью, он повёл воинов в бой.

Боевой порядок сельджуков имел форму полумесяца и состоял из центра, двух флангов и резерва. Роман Диоген поместил на правый фланг Никифора Вриенния, на левый фланг — Феодора Алиата, а сам возглавил центр. Арьергардом командовал соправитель и соперник императора Андроник Дука, что, по мнению историков, было главной ошибкой Романа и в конечном итоге привело его к разгромному поражению.

По мере приближения противника сельджукские лучники обстреливали византийцев, центр полумесяца отодвигался назад, а фланги медленно продвигались вперёд. Сельджуки уклонялись от прямого боя и изматывали византийцев на флангах, нанося им ощутимые потери. В центре им также удалось заманить противника достаточно глубоко, чтобы перейти в контратаку. Когда же император попросил Феодора прийти ему на помощь, находившаяся в резерве конница вступила в бой и отделила центр от фланга.

Ещё хуже обстояли дела на правом фланге византийцев, где огузский отряд под командованием Тамыша перешёл на сторону сельджуков. Предвидя наступление темноты, император отдал приказ к отступлению, чтобы перестроить боевые порядки. Однако деморализованные воины расценили эти действия как бегство, и Андроник Дука начал отводить войска в лагерь за пределами Малазгирта. Вслед за ним обратились в бегство армянские отряды, которым в итоге удалось спастись.

Сельджуки воспользовались замешательством в рядах противника и перешли в атаку. Правый фланг византийцев развалился практически сразу, левый ещё некоторое время сдерживал давление тюркской кавалерии. Варяжская стража продолжала сражаться вместе с храбрым императором, который вскоре был ранен и попал в плен. Остатки его армии были обращены в бегство, и сельджуки преследовали их до самого рассвета.

Мусульманские и византийские источники утверждают, что Алп-Арслан оказал достойный приём пленному императору и даже посадил его рядом с собой. По итогам переговоров был заключён мирный договор, по которому Антиохия, Эдесса, Иерополис и Малазгирт перешли к сельджукам. Роман обязался заплатить выкуп в размере 1,5 миллионов золотых монет и каждый год платить дань в размере 360 тысяч золотых монет. Он также обязался отпустить всех пленных мусульман, выдать свою дочь замуж за сына султана и при необходимости оказывать сельджукам военную помощь.

На следующий день после подписания мирного договора Роман Диоген в сопровождении двух хаджибов и небольшого отряда отправился в Константинополь. Однако к тому времени в Константинополе уже произошла смена власти, и императором был провозглашен Михаил VII Дука. Попытки Романа вернуть себе власть оказались неудачными, и в 1072 году он был вынужден сдаться Андронику Дуке, обязавшись отречься от престола и постричься в монахи. Однако Роман был обманут, и его ослепили, и вскоре после этого он умер от ран, полученных в результате ослепления.

Известие о победе сельджуков под Малазгиртом было с радостью воспринято во всём исламском мире. Византийцы больше не имели возможности сдерживать проникновение тюркских племён вглубь Малой Азии, и в течение последующих двух десятилетий в разных областях полуострова возникли сельджукские бейлики (Данышмендиды, Менгуджукиды, Дилмачогуллары, Иналогуллары, Салтукиды и др.), объединившиеся в Конийский султанат. Вместе с тем ослабление Византии привлекло внимание не только мусульман, но и европейцев, которые начали вынашивать идею крестовых походов.