2 рамадана 702 года от Хиджры (20 (28) апреля 1303) на равнине под Дамаском началась трехдневная битва между армией Хулагуидов под командованием Кутлуг-шаха и войском египетского султана Насир ад-Дина Мухаммада ибн Калауна. Блестящая победа мамлюков положила конец опустошительным набегам монгольских орд в Сирию, продолжавшихся шестьдесят лет, и отвела угрозу их вторжения в Египет. Это сражение вошло в историю и благодаря знаменитой фетве шейхульислама Ибн Теймийи, в которой он призвал воинов прервать пост в рамадане для окончательной победы над врагом.

В 1299 году началось пятое начиная с 1244 года крупное вторжение монголов в Сирию. 60-тысячная армия Хулагуидов под командованием Газан-хана, который к тому времени сделался мусульманином и объявил ислам государственной религией, пересекла Евфрат и захватила Алеппо, после чего к ней присоединились отряды киликийского царя Хетума II и грузинских князей. Султан Египта встретил вражескую армию на северо-востоке от Хомса в местности Вади-эль-Хазнадар, где 22 декабря 1299 года произошло крупное сражение. Войско мамлюков, насчитывавшее примерно 25 тысяч человек, потерпело сокрушительное поражение от 100-тысячного монголо-христианского войска. Мусульмане потеряли убитыми почти половину армии, причем многие были убиты лучниками из числа маронитов и друзов. Одержав уверенную победу, монголы со своими союзниками двинулись на беззащитный Дамаск. В городе началась паника, а мамлюкский наместник сбежал в Египет. В этот критический момент в ставку Газан-хана в Набаке (недалеко от Дамаска) прибыла делегация улемов и городской знати во главе с шейхульисламом Ибн Теймийей.

Сообщается, что из всех религиозных деятелей, вошедших в состав делегации, только шейхульислам Ибн Теймийя осмелился говорить с правителем монголов. Шейхульислам сказал: "Ты называешь себя мусульманином, и мы видим, что с вами есть кадии, имамы, шейхи и муэдзины. Но ты вторгся в нашу страну и сделал то, чего не делали твой отец и твой дед, которые были неверующими. Они заключали договоры и соблюдали их, а ты заключил договор и нарушил его и поступил несправедливо". Оговорив условия сдачи города, Ибн Теймийи удалось получить гарантии неприкосновенности для мусульман, однако монголы снова поступили вероломно, казнили и пленили сотни мирных жителей, разграбили дворцы, дома и книгохранилища. По прошествии двух с лишним недель шейхульислам снова добивался встречи с Газан-ханом, чтобы пожаловаться на произвол его командиров, но сумел добиться лишь аудиенции у его визиря Мухаммада ас-Саваджи и придворного историка и министра Рашид ад-Дина Хамадани. Однако вскоре известие о нападении Чагатаидов на Керман и Фарс вынудило ильхана вернуться в Иран вместе с большей частью его армии, после чего мамлюки вновь заняли Дамаск.

Положив конец угрозам с востока, в течение следующих трех лет Газан-хан неоднократно пытался укрепить свои позиции в Сирии и даже договорился о совместных военных действиях против мамлюков с римским папой Бонифацием VIII, однако обстоятельства не позволили союзникам объединить силы. В 1303 году монгольский ильхан отправил королю Англии Эдуарду I послание, в котором еще раз напомнил об обещании его деда Хулагу передать Иерусалим франкам в обмен на их помощь в борьбе с мамлюками. В том же году 80-тысячная армия Хулагуидов при поддержке киликийских армян в очередной раз вторглась в Сирию.

Известия о наступлении монголов вызвали панику среди жителей Хамы и Алеппо, которые стали бежать в Дамаск. Ситуация в городе, наводненном беженцами, становилась критической. Однако мамлюкский эмир Бейбарс аль-Джашнакир, прибывший в Дамаск во главе трехтысячного отряда, запретил жителям покидать город под угрозой смертной казни и конфискации имущества. Понимая серьезность положения, он немедленно отправил послание 18-летнему султану Египта Мухаммаду ибн Калауну с просьбой о помощи. Для того чтобы убедить мамлюкского правителя дать решающее сражение монголам, ко двору султана был отправлен шейхульислам Ибн Теймийя. Помня о тяжелом поражении трехлетней давности, Мухаммад ибн Калаун колебался. Заметив его нерешительность, шейхульислам произнес свои знаменитые слова: «Если ты повернешься спиной к Шаму, то мы назначим там своего султана, который сможет защитить его жителей и властвовать в мирные дни». Убедив мамлюкского правителя в необходимости действовать без промедления, шейхульислам отправился к вождю сирийских арабов Миханне ибн Исе ат-Таи, который также согласился выступить против монголов.

В том году наступление священного месяца рамадан совпало с пятницей. Жители Дамаска собрались в соборной мечети и вокруг нее для совершения молитвы-таравих и обращения к Аллаху с мольбами о помощи. На следующий день к городу подошла египетская армия. Мусульмане ликовали и возбужденно приветствовали султана Мухаммада и халифа аль-Мустакфи. Однако времени на организацию торжественного приема не было — монголы находились всего в 40 км от города. На военном совете было принято решение дать монголам генеральное сражение в открытом поле. Не успев отдохнуть после изнурительного похода, постящиеся воины снова облачились в доспехи. И здесь произошло знаменательное событие. Опасаясь, что в случае соблюдения поста мусульмане не смогут противостоять полчищам монголов, шейхульислам Ибн Теймийя вынес историческую фетву о необходимости прервать пост. При этом он сослался на пример из жизни пророка Мухаммада, мир ему и благословения Аллаха, который также приказал своим сподвижникам прервать пост во время похода на Мекку в 630 году. Авторитет Ибн Теймийи среди воинов был чрезвычайно высок, и мусульмане во главе с султаном безоговорочно приняли эту фетву.

В сопровождении чтецов Корана и улемов, поднимавших боевой дух воинов, султан направился к равнине Мардж-эль-Суффар, где должна была состояться решающая битва. Наряду с мамлюками на защиту родной земли встали все жители Дамаска, которые могли держать оружие в руках, и бедуины, проживавшие в Сирийской пустыне. Даже женщины и подростки примкнули к армии, чтобы поддержать своих мужей и отцов. В какой-то момент аббасидский халиф аль-Мустакфи, находившийся рядом с султаном, воскликнул: «О борцы за веру! Не обращайте внимание на то, что может произойти с султаном! Сражайтесь за ваших жен и за религию вашего пророка, мир ему и благословения Аллаха!» Весь исламский мир, затаив дыхание, ждал исхода этого сражения.