18 шабана 852 года от Хиджры (17 (26) октября 1448) началась вторая битва на Косовом поле между армией Османской империи под командованием султана Мурада II и объединёнными силами Венгрии и Валахии под предводительством венгерского воеводы Яноша Хуньяди. Как и пятьдесят девять лет тому назад, когда на Косовом поле полегло почти все сербское дворянство, османы одержали убедительную победу и усилили свои позиции на дунайской границе. Поражение христиан не только предрешило судьбу стран Центральной и Южной Европы на несколько столетий, но и привело к появлению на Балканах мусульманских народов: албанцев, босняков, помаков, горанцев, торбешей, средчан.

Разгром крестоносцев в битве при Варне в 1444 г. стал непоправимым ударом для антиосманской коалиции, вдохновляемой римским папой Евгением IV. Практически вся христианская армия была уничтожена, погибли многие представители дворянства, а также вожди крестоносцев — венгерский и польский король Владислав Варненьчик и папский легат, кардинал Джулиано Чезарини. Надежды балканских народов сдержать стремительный натиск турок были похоронены, а над Византией нависла угроза полного уничтожения.

Престарелый император Иоанн VIII Палеолог, удрученный провалом Флорентийской унии и внутренними неурядицами, простившись с последней надеждой на помощь крестоносцев, вновь вынужден был искать милостей у султана. Попытки деспота Мореи Константина, будущего последнего императора Константина XI Палеолога, возродить греческое царство на юге полуострова привели к тому, что в 1446 г. османская армия, пройдя через центральные области Греции, опустошила морейские пределы и увела с собой около 60 тысяч пленников. Только уплата огромной дани и нежелание султана Мурада II торопить события позволило Морее остаться в составе агонизировавшей Византийской империи.

В тот период самую серьезную угрозу османскому владычеству на Балканах представляло военно-политическое объединение албанских князей под названием «Лежская лига», возникшее в 1444 г. по инициативе Георга Кастриоти, больше известного как Скандербег. Сын албанского князя Иоанна Кастриоти, он был отдан в качестве заложника султану Мураду II, после чего принял ислам под именем Искандар-бей. Когда же у его семьи отняли родовое поместье в Круе, он отрекся от ислама и в 1443 г. развернул успешную партизанскую войну против османов. Примечательно, что именно восстание Скандербега в Албании и мятеж янычар вынудили Мурада II в 1446 г. вернуться к государственным делам, которые он передал своему несовершеннолетнему сыну Мехмеду.

Значительную помощь Скандербегу оказывали римский папа Николай V и влиятельный венгерский воевода Янош Хуньяди. После поражения при Варне Янош Хуньяди отступил к Дунаю, где был схвачен господарем Валахии Владом II. По мнению историков, причиной пленения было то, что войска воеводы разграбили земли Валахии по пути к Варне, а сам Янош оклеветал Влада в присутствии короля Владислава III. Венгерский военачальник был освобождён лишь после внесения крупного выкупа, но вскоре его активная антитурецкая деятельность и популярность в народе вынудили валашского господаря переметнуться на его сторону. Несмотря на вассальную зависимость от султана, летом 1445 г. Влад II поддержал военную операцию венгров против турок, в ходе которой была захвачена придунайская крепость Джурджу. Для наказания непокорного вассала весной 1446 г. османский отряд под командованием Давуд-бея вторгся в Валахию, но был разбит. Впрочем, переход на сторону венгров не помог Владу сохранить власть, потому что после назначения в 1446 г. регентом при малолетнем короле Венгрии Ладиславе Постуме Янош Хуньяди решил утвердить в Валахии своего ставленника Владислава II. По приказу регента взбунтовавшиеся бояре отрубили Владу голову, а его старшего сына и наследника ослепили и похоронили заживо.

Окончательно оправившись от поражения при Варне, Янош Хуньяди начал собирать новую армию для войны против турок. Объединившись с албанскими князьями, он рассчитывал поднять общее восстание балканских народов и нанести поражение главным силам турок в одном решающем сражении. В сентябре 1448 г. объединенная армия Венгрии и Валахии, насчитывавшая 30-35 тысяч человек, переправилась через Дунай и разбила лагерь в Ковине неподалёку от сербского города Смедерево. В течение месяца Янош Хуньяди дожидался Скандербега, но османская армия вместе с союзниками успела перекрыть переправы из Албании.

Дискуссионным остаётся вопрос о том, какую роль в этом сыграл деспот Сербии Георгий Бранкович, который придерживался строгого нейтралитета. Между ним и Яношем Хуньяди произошла сильная размолвка, в результате которой регент венгерского короля подверг сербскую землю опустошению и грабежам. Вот как описывает произошедшее Константин из Островицы в своих «Записках янычара»: "Воевода Янкул [Янош Хуньяди] в лето господне тысяча четыреста сорок восьмое отправил посольство к деспоту, напоминая ему, чтобы он с ним выступил против турок. Деспот ему отвечал: «Ты хорошо знаешь, что мы заключили мир с турецким султаном на семь лет, и султан поклялся нам, что не нарушит его эти семь лет, как и мы поклялись в том же. Ты же подговорил славной памяти короля Владислава на то, чтобы мир с турками не соблюдать, и начал войну с ними без моего совета и без моего ведома. А я не мог быть готов с теми, которые столь спешат, и должен был не ехать с королем, а что вы там [под Варной] нашли — известно всем землям. Я и по сей день об этом горюю, а тем более скорбел в то время. И потому, господин Янкул, господин губернатор, знай, что я тебе без короля не обещаю выступать против турок. И прежде так сделайте, чтобы вы имели у себя короля, а тогда и я готов со всеми другими рядом с королем ехать беспрекословно. А если, несмотря на этот мой совет, вы пойдете на турок, запомните, что будете меня вспоминать там, где мой совет будет для вас уже бесполезен». Губернатор, услышав эти слова, посмеялся над ними и сказал: «Господь бог поможет мне победить поганых, а вас найти в Смедереве». На эту речь деспот отвечал: «Пусть идет с господом богом, и за то, как он думает о нас, пусть так же господь ему воздаст». Потом губернатор отправил к деспоту гонца с просьбой, чтобы он его свободно пропустил через свою землю вплоть до Косова поля, и тот немедленно дал приказ по всей своей земле, чтобы его свободно пропускали и оказывали добрый прием, как ему самому. Таким образом, он взял его под свое покровительство".

Упоминание о разорении сербских земель мы находим в сочинении «Шараф-наме» известного персидского историка Идриса Бидлиси (ум. 1603): "В этом же году неправедный король Венгрии и Янош, король вилайета Косун, подняли великую смуту, подошли с большим войском к Белграду и начали грабить и опустошать мусульманские земли. Когда после [учиненного] грабежа и разорения они хотели было возвратиться в Косун, из Манисы прибыл султан Мухаммад-хан. Он вместе с отцом пошел на безнравственных кяфиров, и между ними произошла великая битва и сражение".

В отместку за учиненное разорение своей вотчины Георгий Бранкович не только сообщил Мураду II о выдвижении венгров к Косово, но и рассказал ему о наилучшей тактике борьбы против крестоносцев. Этот план состоял в том, чтобы позволить христианскому войску углубиться в сербскую территорию, а затем перерезать пути снабжения, блокировав врага со всех сторон. Османы воспользовались этим советом, заманив противника туда, где однажды армия под командованием султана Мурада I, прадеда Мурада II, наголову разбила коалицию сербов и босняков в первой исторической битве на Косовом поле.