Наш сегодняшний собеседник — интереснейший человек и талантливый писатель, автор приключенческого детектива «Приближая горизонты мира» Галиб Халил (Галиб Аббасзаде). По образованию экономист и политолог, в настоящее время он занимается исследовательской работой в США, а в свободное время предается литературному творчеству для того, чтобы внести свою лепту в дело укрепление мира и диалога между цивилизациями.

— Галиб, как получилось, что вы начали писать романы?

— Со школьной скамьи меня тянуло к размышлениям. Я пытался сравнивать, находить схожести между природными явлениями и событиями в жизни. Желание познавать мир было огромным, и со временем оно не только не пропало, но и дополнилось желанием делиться. Жизнь и отпущенное нам время великие сравнивали с рекой. Я бы добавил, что вдоль этой реки множество больших и малых городов, в которых пересекаются человеческие судьбы, где перед нами открываются возможности обменять то, что у нас есть, и получить взамен то, в чем мы нуждаемся. В идеале мы отдаем лучшее из того, что имеем, для того, чтобы получить лучшее от других. Наверное, этот принцип движения и обмена лежит в основе всего мироздания.

Что же до меня, то с самого отрочества меня не покидало желание делиться своими мыслями и чувствами через романы. Это как потребность в самовыражении. Ты ощущаешь её, но еще не готов реализовать её. И вот однажды внутренняя чаша молчаливого осмысления вещей переполняется, и ты начинаешь изливаться за края, потому что уже просто не можешь иначе. Конечно, профессионализм приходит не сразу, но главное встать и начать идти, спотыкаясь и падая, преодолевая внутренние противоречия, а порой и непонимание со стороны окружающих.

Как реке необходимо иметь правильный уклон и достаточное количество водной массы, так и писателю нужно накопить жизненный опыт и найти свой собственный путь или подход. Только в этом случае приобретенные знания, преломляясь в нем, выливаются в богатейшую палитру красок и ощущений, подобно тому как пучок белого света разлагается в спектр при прохождении через призму. И никто не знает, куда свернет русло этой творческой реки, сольется ли она с другой рекой, найдет ли она свое море признания или высохнет в пустыне безвестности.

— Ваш роман вселяет оптимизм. Откуда эта вера в то, что в критической ситуации человечество способно измениться?

— Многому нас учит накопленный опыт. История человечества — это история противостояний, конфликтов и разрушительных войн. Но между ними всегда были передышки, когда простым людям приходилось восстанавливать из руин свою жизнь и города, разрушенные волею тиранов, неспособных насытиться даже всеми богатствами земли. Неся определенную ответственность за деяния правителей, потакая их лживой демагогии и зачастую поддерживая их политику, простые люди в итоге сами становятся главными жертвами кровопролитных войн. А самая сложная задача достается выжившим — научиться жить дальше и попытаться исправить свой жизненный путь с учетом предыдущих ошибок. Да, я верю в созидательное предназначение человека, если даже каждому из нас суждено учиться на собственных и порой очень дорогих ошибках. В критических ситуациях человек обнаруживает в себе способность быстро принимать нестандартные решения, становится бесстрашнее, проявляет необыкновенную реакцию. Наверное, такие способности отдельного человека можно экстраполировать и на общество в целом. Ну а конфликты, страдания и потери — это наш несовершенный путь к совершенству.

— И все же, согласитесь, трудно сохранять человечность, когда повсюду насилие, а зло остаётся безнаказанным.

— Знаете, живя в Америке, постоянно сталкиваешься с торжеством потребительского образа жизни. Культура потребления стала неотъемлемой частью ценностных установок и идеологии американцев. Возможно, именно этот фактор является ключевым для экономического роста страны. Как бы то ни было, Америка всё ещё остается локомотивом мирового развития, а американская мечта кажется чрезвычайно привлекательной и представителям других культур. И здесь нужно обратить внимание на одну важную деталь. Потребительское мышление делает человека более уязвимым и зависимым, что облегчает задачу управления массами. Современный человек эгоцентричен и безучастен к происходящим вокруг него событиям, пока они не затрагивают его личные интересы. А если такое случается, он готов пойти на самые крайние меры, чтобы вернуть статус-кво комфортной для него потребительской среды. В таком обществе удовлетворение всяческой похоти становиться нормой, а терпимость к иным ценностям рассматривается как угроза национальным интересам. Это мировидение, граничащие с несправедливостью, а порой попросту оправдывающее её, рано или поздно приводит к встряскам и трагедиям. Зато человечество получает новый шанс одуматься и исправиться, пусть даже на некоторое время. Наверное, ирония величайшего промысла в том и состоит, что спокойное и мирное существование — это благодатная почва для неоправданного пробуждения наших неугомонных страстей и отравляющей неблагодарности.

— Как бы вы оценили годы, прожитые в Америке? Чувствуете ли вы какие-либо перемены в самом себе?

— Я оказался в Америке, когда мне было уже 35 лет. К тому времени я уже определился в своих взглядах и был внутренне готов к общению с большой аудиторией слушателей... или я бы сказал друзей, с которыми мне важно и приятно делиться тем, что накопилось за стремительно ускользающие годы. Поэтому после переезда сюда я не ощутил особых перемен в своих ценностных ориентирах. Америка тем и хороша, что она позволяет человеку сохранить свою самобытность. Приезжающие сюда оказываются в равных условиях со всеми остальными. А главное — они обнаруживают себя в самом центре неожиданных перемен, свежих идей, сумасшедших открытий и необъятных возможностей, чем в принципе, все еще славится Америка. При всех этих составляющих не приходится удивляться тому, что здесь уживается немереное количество противоречий: политических, экономических, социальных. Но в то же время динамичность этой страны ошеломляет воображение, и это привлекает сюда многих творческих людей, работающих в самых разных областях. Кроме того, Америка все еще надежна для долговременных инвестиций и открыта для самых невероятных бизнес-проектов. Причем интересы частного бизнеса здесь превалируют над социальными. Наверное, потому что эта страна создавалась смелыми и авантюрными людьми, готовыми рисковать ради развития. Об Америке можно говорить долго, но для себя я вижу здесь те возможности, которых я не смог найти ни в одной другой стране. Это мир открытой и честной конкуренции.

— Наверное, не только меня терзает любопытство, о чем будет ваш следующий роман.

— На данный момент в своей творческой деятельности я пытаюсь работать в двух направлениях. Первое — смешанный жанр, в котором приключенческая линейка событий сочетается с элементами политического детектива, приукрашенного рассуждениями героев на общечеловеческие и религиозные темы. А второй жанр для моих будущих книг — это ни с чем несравнимая тема любви, в которой я пытаюсь пробовать себя и в качестве поэта. Но в конечном счете это всего лишь средства, а моя цель — показать, что человечество — это одна большая семья и что мы должны перебороть безучастие, взаимную ненависть и всепоглощающую силу потребительского болота. В своих книгах, написанных в приключенческом жанре, я использую международную команду «идеалистов», борющихся со злом на своем уровне. Работая на спецслужбы своих государств, они предотвращают международные конфликты, хотя их поступки порой идут вразрез с интересами их управлений. Первая книга с их участием была издана в прошлом году, а вторая готовится к изданию в будущем году. Возможно, я назову её «Шелковый путь». Также в будущем году увидят свет несколько книг, написанных в жанре любовной лирики. В них я попытался оттенить внутренние переживания героев, которые помогают им осмыслить суть и силу таких неотъемлемых качеств человеческой натуры, как любовь, страх, ненависть, прощение, свобода. Если первый жанр дает мне возможность обсуждать через моих героев злободневные проблемы нашей глобальной семьи, то второй жанр помогает глубже заглянуть в человеческую душу через внутренние потрясения, потери и душевные конфликты. Во всех сочинениях я пытаюсь донести до читателей мысль о необходимости соблюдать нравственные установления Всевышнего и искать у Него ответы на беспокоящие нас вопросы.

— Ваши герои проникнуты идеалами универсализма. Это и ваш жизненный выбор?

— Наверное, мое увлечение мировой литературой со временем отразилось на моем образе мышления, жизненных ценностях и попытке найти свое предназначение. Так я осознал себя частичкой общемировой семьи, и для меня это не просто слова. Вместе с тем я чувствую глубочайшую связь со своими корнями, люблю нашу национальную культуру, не мыслю себя без неё. Родителей и родину не выбирают, и любовь к ним в самом благородном её виде вложена в нас нашим Создателем. В настоящее время я планирую поработать в Америке, и это больше необходимость, чем мое желание. Свое будущее я связываю только с Азербайджаном.

Беседовал Эльмир Кулиев