Противники ислама с усердием, которому можно найти лучшее применение, изучают старинные рукописи Корана в надежде найти хотя бы одно несоответствие с тем текстом Писания, который распространён среди мусульман. На основе сличения многочисленных рукописей и фрагментов, датируемых разными столетиями, написаны целые исследования, но оснований для того, чтобы утверждать существование альтернативного Корана, как не было, так и нет.

Тем не менее в западной ориенталистике распространено мнение, что дошедший до нас текст Корана возник не раньше второго века от Хиджры. Их главный аргумент — отсутствие материальных доказательств существования более ранних рукописей Корана. Почерк и оформление старейших свитков, хранящихся во дворце Топкапы (Стамбул) и в медресе Муйи Муборак (Ташкент), делают вопрос об их составлении при жизни халифа ‘Усмана дискуссионным, а новейший радиоуглеродный метод датирования имеет погрешность не меньше 70 лет и не проливает свет на эту тайну.

Согласно мусульманской традиции, Коран был записан на отдельных листах при жизни Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, и собран в одну книгу вскоре после его смерти. Этот первый полный список Корана был назван мусхафом Абу Бакра — по имени первого праведного халифа. Спустя несколько лет по инициативе третьего халифа ‘Усмана ибн ‘Аффана экземпляры Корана были размножены и разосланы в главные города Халифата. Эти списки были единодушно утверждены сподвижниками, а все остальные записи, хранящиеся у них, было решено уничтожить, чтобы спустя годы никто не мог заявить, что у него сохранился фрагмент священного текста, не вошедший в Коран.

Люди верующие для доказательства подлинности Корана традиционно ссылаются на коранический аят: «Поистине, Мы ниспослали напоминание, и, поистине, Мы его охраняем» (сура 15 «Хиджр», аят 9). Всевышний Аллах обязался сохранить это заключительное небесное послание и сделал это стараниями знатоков Корана, которые бережно и преданно передавали каждый звук священного текста из уст в уста, и эта традиция продолжается по сегодняшний день: «Это ясные аяты в груди тех, кому даровано знание, и только несправедливые отвергают Наши знамения» (сура 29 «Паук», аят 49).

Это, поистине, беспрецедентный случай в истории человечества! Ни одна другая книга не изучается и не охраняется учёными с такой тщательностью, как арабский текст Корана. Знатоки Корана не просто знают священный текст наизусть — они обучаются у своих учителей точному произношению каждого слова и каждого звука, чтобы передать его дальше в том же виде, в котором Коран читали арабы времён Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха. И аутентичность их чтения подтверждается свидетельствами, восходящими непосредственно к сподвижникам.

Но если человек сомневается в правдивости Корана и не знаком с мусульманской традицией, то ему трудно представить, как текст Откровения сохранился неискажённым на протяжении почти четырнадцати веков! Тем более что иудео-христианские писания претерпели значительные изменения, а авторство некоторых библейских книг вообще неизвестно. Как же помочь скептически настроенному слушателю сломать навязанные ему стереотипы и принять факт, который очевиден для беспристрастного исследователя?

Можно, конечно, привести результаты изысканий Гамильтона Гибба, Джона Бертона, Ефима Резвана и других востоковедов, признавших подлинность Корана, а можно обратиться к одному неоспоримому факту: в исламском мире никогда не созывались вселенские соборы для того, чтобы канонизировать одни аяты и причислить к апокрифам другие. Что это значит?

В период стремительного распространения ислама за пределы Аравийского полуострова сподвижники пророка, мир ему и благословение Аллаха, независимо друг от друга преподавали Коран в Медине, Мекке, Дамаске, Куфе, Египте и других городах и областях. В результате сформировалось несколько традиций чтения Корана, различия между которыми касаются только произношения, но не письменного текста. Сам текст Корана никогда не оспаривался мусульманами, несмотря на то, что политические разногласия между ними возникли уже в период праведных халифов.

Кроме того, к концу первого столетия в различных областях Халифата господству Омейядов бросили вызов группировки хариджитов, в Ираке и Хорасане подпольную пропаганду развернули эмиссары Аббасидов, в Ираке росло число сторонников Васила ибн ‘Аты, который первым начал распространять мутазилитские взгляды. Политические и идеологические группировки апеллировали к различным интерпретациям священного текста, но ни одна из них, за исключением некоторых имамитов, не упрекала господствующую идеологию в попытках изменить сам текст Корана и навязать эти «поправки» всем остальным мусульманам. Имамиты же предпочитают умалчивать о том, что некоторые из их идеологов заявляли об искажении Корана, и не говорят об этом открыто.

Что помешало джахмитам и кадаритам, которые подвергались преследованиям, обвинить власти в искажении Корана, если таковое было на самом деле? Почему этого не сделали ни Зайд ибн ‘Али, ни ‘Абд ар-Рахман ибн Мухаммад ибн аль-Аш‘ас, ни многие другие недовольные властью в Халифате? Этого не сделали даже Аббасиды после того, как жестоко расправились с правившей до них династией Омейядов и их сторонниками!

Если бы Коран был искажён, то внутри исламского мира непременно развернулась бы беспощадная борьба между сторонниками «исправленного» текста и его противниками, которые нашли бы себе убежище в отдалённых областях Магриба или Туркестана. Борьба между ними продолжалась бы несколько десятилетий или даже столетий, и о ней сохранилось бы не меньше сведений, чем о мятеже харуритов или восстании Бабека. Но ни мусульманские, ни арабские христианские историки того периода даже вскользь не упоминают о конфликтах на почве разногласий относительно подлинности Корана. Ничего подобного в истории ислама не было!