Есть у правдивых верующих качество, которое помогает обрести любовь Аллаха, избавляет от нужды в людях и оберегает от шайтана. Конечно же, речь идет об уповании на Аллаха. Уповать на Аллаха — значит всем сердцем полагаться только на Него и не связывать свои надежды ни с людьми, ни с тем, чем они, как думают, владеют. Уповать на Аллаха — значит не опускать руки и настойчиво добиваться желанной цели, если она угодна Всевышнему.

Людей можно попросить о помощи, если они в состоянии помочь. Но уповать можно только на Аллаха, ибо Он создает причины и управляет ими. Разве огонь причинил вред пророку Ибрахиму, когда неверующие пытались сжечь его? Или наточенный клинок перерезал горло пророку Исма‘илу? По воле Аллаха одного глотка было достаточно воинам царя Талута, а после второго они уже не могли насытиться.

По Своей мудрости Аллах создал причины и установил законы, которым подчинено все происходящее на небесах и на земле. Но не законы вершат судьбы творений, а Господь. Он делает всё, что пожелает, и решения Его исполнены мудрости и милости. Он одаряет и лишает, возвеличивает и унижает. Его покровительства достаточно тем, кто вверил Ему свою судьбу и ищет только Его довольства.

Аллах поддерживает этих рабов Своих словом истины и наполняет их сердца радостью и терпением. Он оберегает их от трудностей, заметив в их сердцах слабость, но если они проявляют стойкость, то Он испытывает их верность, чтобы очистить и приблизить к Себе. Их внутренний мир закрыт для тех, кто судит о вещах по внешним признакам. Они не чувствуют себя одинокими, даже когда люди, временное явление в их жизни, покидают их. Они чужды этому миру так же, как этот мир чужд им. Когда же люди отворачиваются от них, они говорят: «Нам достаточно Аллаха! Нет божества, кроме Него, и только на Него мы уповаем».

Рассказывают, что как-то раз в сезон паломничества Омейядский наместник аль-Хаджжадж ибн Йусуф, известный своей жестокостью, услышал, как какой-то человек громко произносил тальбию. Он велел привести его к нему и спросил: «Из чьих ты будешь?» Тот ответил: «Из мусульман». Он сказал: «Я не об исламе спрашиваю». Тот сказал: «О чём же ты спрашиваешь?» Он спросил: «Из какой ты страны?» Тот ответил: «Из Йемена».

В то время вали Саны и Джанадии был брат аль-Хаджжаджа, и он спросил: «Что ты скажешь о Мухаммаде ибн Йусуфе?» Мужчина ответил: «Он крупный и тучный, носит дорогую одежду, ездит на породистых скакунах, не сидит на одном месте». Он сказал: «Я не об этом спрашиваю». Тот сказал: «О чём же ты спрашиваешь?» Аль-Хаджжадж сказал: «Что он за человек?» Он ответил: «Он несправедливый притеснитель, подчиняющийся творениям и ослушивающийся Творца».

Аль-Хаджжадж не ожидал такого ответа и сказал: «Как ты смеешь говорить так, зная о том, кем он приходится мне? Разве ты не знаешь, что он мой брат?» Мужчина сказал: «Ты считаешь, что он тебе ближе, чем Аллаху я, пришедший к Дому Его, уверовавший в Его пророка и соблюдающий Его религию?»

Аль-Хаджжадж не нашёл, что сказать, а мужчина, не спросив разрешения, встал и направился к Каабе. Он ухватился за покрывало и воззвал к Аллаху, ища у Него защиты и милости, а потом скрылся в толпе. [Эту историю приводят Ахмад в «Зухде» (С. 450), Ибн Абу ад-Дунйа в «Аулийа» (88), Ибн аль-Джаузи в «Сифа ас-сафва» (2/298) и др.] Жестокий правитель, проливший немало крови в священном городе, не причинил ему вреда. Не дерзость и не смелость йеменца остановили его, но Господь, на Которого уповал этот беззащитный паломник.

Похожи ли мы на этих праведников, которые не разменивали довольство Господа на благосклонность людей и не боялись упрёков? Или земные богатства и радости приобрели большую важность в наших глазах и разрослись в сердцах наших настолько, что вытеснили из них веру, породив сомнения и тревоги? Или страх перед неудачами стал сильнее, чем наша надежда на будущую жизнь, и желание угодить сильным и богатым пересиливает наше желание отстаивать истину?

Кто ж не хочет прожить спокойную и безбедную жизнь? Строить большие планы, рассчитывать риски, избегать трудностей — это так по-человечески. И даже правильно, когда наши планы служат прославлению имени Божьего и облегчают жизнь Его рабам. Но так пагубно, когда они рождают особое восприятие нашего предназначения, облегчающее посягательство на святое и совершение того, что человек считает недопустимым для других.

Вера, если она чистая и настоящая, учит нас находить своё предназначение в замысле Всевышнего, выполняя Его приказы и сторонясь Его запретов. Если путь размечен и воля Аллаха известна, то нам остаётся лишь двигаться вперёд и уповать на Всевышнего. Он опекает верующего и защищает его не только от врагов, но и от него самого и его надежд, которым порой лучше остаться несбыточными. Он приводит его к самой желанной цели путями, которые ему чаще всего непонятны, а порой и нежеланны. А беды и лишения… Они ведь случаются только с соизволения Аллаха, и в Его власти то, что нам кажется потерей, сделать самым большим нашим приобретением.