Облик современных мегаполисов стремительно преображается. Горожане едва успевают привыкнуть к одним очертаниям и теням, как тут и там вырастают новые башни, изумляющие своими формами и размерами. Грациозные свидетельства экономического процветания и самых серьёзных амбиций в новом тысячелетии. Небоскрёбы и гигантские башни приживаются даже там, где каждый уголок хранит память о великих правителях, завоевателях, поэтах. Многовековая история лишь подогревает претензии города на современность, и это находит отражение в оригинальных решениях, подчёркивающих связь времён и архитектурных стилей. В мусульманских городах эта связь отчётливо просматривается в архитектуре культовых сооружений.

Крупнейшие культурные центры мусульман обязательно ассоциируются с историческими мечетями. Заповедная мечеть в Мекке, Мечеть Пророка в Медине, мечеть Аль-Акса в Иерусалиме, мечеть Омейадов в Дамаске, мечеть шейха Абдулькадира аль-Джилани в Багдаде, мечеть Амра ибн аль-Аса в Каире, мечеть Султанахмет в Стамбуле, мечеть Имама в Исфахане. Эти места дороги каждому мусульманину. И если кто-либо хоть раз побывал в них, при их упоминании по его телу обязательно пробегает лёгкая дрожь, которая сменяется осознанием принадлежности к великой цивилизации. Некоторые соборные мечети являются излюбленными местами посещения не только верующих, но и обычных туристов.

Впрочем, религиозные памятники привлекают внимание не только на мусульманском Востоке. При посещении любой европейской столицы вам обязательно рекомендуют посетить кафедральный собор. Это не просто памятник старины. Это символ духовной крепости нации, заставляющий уважительно говорить о ней и восхищаться её историей. Трудно описать чувства, которые испытывает человек, впервые оказавшийся внутри собора Святого Петра в Риме или собора Святого Павла в Лондоне. Собор Василия Блаженного оставался символом Москвы даже во времена, когда религия и всё связанное с ней были вытеснены на обочину. А после распада Советского Союза восстановление Храма Христа Спасителя стало символом рождения новой России, окидывающей Восток и Запад своим орлиным взглядом и черпающей вдохновение из своей духовной традиции.

Храм независимости

В Касабланке, на берегу Атлантического океана, возвышается одна из красивейших мечетей мира — мечеть короля Хасана II. Это одно из самых грандиозных сооружений, построенных в прошлом столетии. Стеклянный молельный зал углубляется в океан настолько, что во время прилива создаётся впечатление, что мечеть, подобно гигантскому кораблю, погружается в воду. А когда поднимается ветер и высокие волны разбиваются о стеклянные стены, молящие в мечети ощущают себя словно внутри ковчега, в котором они нашли спасение от всего греховного и суетного. Здесь изумляет буквально всё: восхитительный орнамент, мозаика, гранитные колонны. Но прежде всего — это самый высокий минарет в мире. Его высота составляет 200 метров. А в его верхней части расположен мощный лазерный прожектор, который вырисовывает на ночном небе зелёную полосу длиною в 30 км в сторону священной Мекки, словно показывая путникам, куда нужно обращать лица во время молитвы.

casablanca800x484

Мечеть Хасана II — самое высокое религиозное сооружение в мире, а по своей площади она уступает только Заповедной мечети в Мекке. Её молельный зал вмещает свыше 20 тыс. человек, и ещё 80 тыс. могут молиться одновременно на крыше мечети и на площади вокруг неё. Это символ независимости и процветания страны и предмет гордости всех марокканцев. Но это не первый и далеко не последний амбициозный проект такого рода, подчёркивающий культурную самобытность народа, обретшего политическую независимость.

В середине 60-х годов в Пакистане началось обсуждение проекта построения в Исламабаде национальной соборной мечети. На осуществление этих далеко идущих планов ушло целых двадцать лет. Мечеть, построенная по проекту турецкого архитектора Ведата Далокая, была открыта в 1986 году и получила имя бывшего короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абдульазиза, который внёс огромный вклад в реализацию этого проекта. Она не имеет купола, а её молитвенный зал треугольной формы очень напоминает бедуинский шатёр. Минареты мечети тонкие и по своему дизайну тяготеют к турецкой архитектурной школе. Внешний вид мечети до сих пор остаётся предметом дискуссий, но великолепный интерьер мечети, украшенный мозаикой и каллиграфической вязью, и её величественные размеры заглушают голоса критиков. В стенах мечети единовременно могут молиться до 35 тыс. человек.

Почти каждая новая столица в исламском мире славится своей мечетью. В столице Малайзии Куала-Лумпуре после обретения страной независимости была построена национальная мечеть — Масджид Негара. Её современный дизайн удачно сочетается с традиционным мусульманским орнаментом, а складчатая крыша молитвенного зала очень похожа на малайский королевский зонт. В столице Индонезии возведение национальной мечети Масджид истиклал продолжалось целых семнадцать лет. Это монументальное сооружение, впечатляющее высокими колоннами, на которых держится гигантский купол, вот уже три десятилетия остаётся крупнейшей мечетью в Юго-Восточной Азии. По сравнению с ней кажется миниатюрной Большая мечеть в Эль-Кувейте, вмещающая одновременно более 15 тыс. молящихся. Дневной свет проникает внутрь этой мечети через 144 окна, расположенных у основания сферического купола. Мечеть шейха Зайида ибн Султана в Абу-Даби, построенная после его кончины, способна одновременно вместить 40 тыс. человек и восторгает совершенством декораций и изысканностью стиля. Главный молитвенный зал мечети устлан самым большим ковром в мире, над которым трудились около 1200 ткачей. Жителям соседнего Катара тоже есть чем гордиться. Спиралевидный минарет мечети Аль-Фанар в центре Дохи — третье подобное сооружение в мире. Впервые минарет такой формы был использован при строительстве Большой мечети в Самарре в середине IX века. А в 2006 году в столице Катара началось строительство ещё более впечатляющего сооружения — Национальной мечети, которая будет вмещать 30 тыс. молящихся.

Традиция отмечать экономические успехи в эпоху политических перемен строительством грандиозной мечети перекочевала и на постсоветское пространство. Здесь мечети имели непростую судьбу, причём в каждом регионе свою особенную. Немногим из них удалось пережить коммунистическую систему. Но после распада Советского Союза народы России и независимых государств получили возможность вернуться к своим духовным истокам. Многие объекты религиозного назначения были возвращены религиозным общинам, восстановлены и отреставрированы. А в столицах мусульманских республик выросли великолепные мечети и исламские центры. Дань традиции и знак бесконечной признательности отцам, сумевшим пронести веру через мрачные десятилетия забвения.

Одним из первых таких центров стала мечеть-медресе Ляля-Тюльпан в Уфе. С высоты птичьего полёта здание мечети похоже на распустившийся бутон, символизирующий возрождение национальных традиций. При въезде в новую столицу Казахстана открывается вид на роскошную мечеть Нур Астана, главный зал которой вмещает одновременно 5 тысяч молящихся. В стенах казанского Кремля была воздвигнута мечеть Кул Шариф — шедевр современной архитектуры, напоминающий о легендарной соборной мечети Казани, разрушенной войсками Ивана Грозного. А в 2008 году в Грозном состоялось открытие грандиозного исламского комплекса, жемчужиной которого является мечеть Сердце Чечни. Её строительство стало воплощением мечты покойного Ахмата Кадырова, зародившейся во время его посещения турецкого города Коньи. Не случайно в основу архитектуры храма была положена мечеть Гаджи Вейисзаде в Конье.

Прикосновение к божественному

Почти в каждом регионе исламского мира исторически сложился особый стиль культового зодчества. Мусульмане очень рано перестали заимствовать архитектурные элементы, которыми пользовались персидские, византийские и египетские мастера. Оценив наследие своих предшественников, они отказались от всего, что было чуждо духу ислама, и создали собственные школы, усовершенствовав инженерные конструкции, декорации и строительные материалы. Соборные мечети в крупных городах отличались величавыми размерами, роскошным фасадом, изумительными внутренними декорациями, но, несмотря на это, мусульманским мастерам удавалось создать в них особый уют, необходимый для поклонения Всевышнему и отстранения от мирской суеты. Эти памятники были результатом многолетнего кропотливого труда и воплощением беззаветной любви к своему Создателю и к своей работе. Разве могло быть иначе, если мусульмане верили, что построившего мечеть на Земле ожидает такой же прекрасный храм на небесах?!

Архитектура соборных мечетей настолько богата и разнообразна, что порой кажется, что они отражают дух той среды и эпохи, в которой они создавались. Соотношение света и тени, массы и пространства, архитектуры и ландшафта — здесь всё имеет значение. Даже элементы декорации несут в себе некий сакральный смысл, словно зодчие и мастера создавали свои произведения по наитию. Самым таинственным элементом мусульманского орнамента была, конечно же, арабская вязь. В искусстве мусульманских народов всегда было особое отношение к Слову, а каллиграфическое письмо рассматривалось как способ прикосновения к божественному. Поэтому, вырезая на камне или рисуя краской имена Всевышнего или целые суры из Корана, мастера верили, что перед наступлением конца света эти надписи исчезнут. Ведь, согласно мусульманской традиции, Коран ниспослан Аллахом и к Нему вернётся в конце времён, когда все записи с откровениями станут чистыми листами и на земле не останется ни одного записанного аята.

img 12 20160818 1277679777

Одно из самых значимых мест в мечети — михраб. Так называется ниша во внутренней стене мечети, указывающая направление в сторону священной Мекки. Точнее, в сторону Заповедной мечети в Мекке, куда верующие поворачиваются лицом во время молитвы. Во времена ниспослания Корана бедуины называли михрабом самое почётное место в доме или на собрании. Позднее так стали именовать место в мечети, которое предназначалось для имама, руководящего коллективной молитвой. Этимологически это слово восходит к слову харб, означающему ‘война’. В этом можно усмотреть намёк на то, что мусульманин, совершая молитву, точно борется с шайтаном и со своими страстями.

Во времена Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) место моления имама никак не выделялось. Не было ни углубления в стене, ни дугообразной арки. Впервые михраб в мечети Пророка был построен спустя более чем полвека после его смерти, в период правления аль-Валида ибн Абдульмалика, когда будущий халиф, а тогда ещё губернатор Медины Умар ибн Абдульазиз перестраивал мечеть. Сегодня михраб есть практически в каждой мечети. Обычно его помещают в рамку и украшают растительным или геометрическим орнаментом, а также аятами из Священного Корана. И считается, что когда имам занимает своё место, а верующие выстраиваются в ряды позади него, именно отсюда свет Божьей милости озаряет их сердца.

Аллаху Акбар! Аллаху Акбар!

После исторического переселения первых мусульман из Мекки в город Ясриб, который с тех пор стал именоваться Мединой, мусульмане задумались о том, как они будут объявлять о наступлении времени обязательной молитвы. Соседствовавшие с ними иудеи в таких случаях трубили в рог, а христиане — били в колокола. И случилось так, что двое мусульман в один и тот же день увидели одинаковый сон. Мужчина в зелёном одеянии обучил их азану — мелодичному призыву, который по праву считается одной из красивейших традиций мусульманского Востока. Первым муэдзином в истории ислама был эфиоп Биляль, тот самый бывший раб, которому в день освобождения Мекки было позволено подняться на крышу Священной Каабы, чтобы провозгласить победу света Истины над мраком язычества. При жизни Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) Биляль призывал на молитву пять раз в день. Для этого ему приходилось подниматься на крышу соседних домов. Однако после кончины Пророка при мечетях появились специальные постройки, с которых благозвучный призыв муэдзинов разлетался по соседним кварталам. Их стали называть минаретами, по аналогии с маяком (манар), местом, где находится источник света.

Со временем минареты стали одним из наиболее ярких элементов архитектуры мечетей. В то время как в Сирии и в странах Северной Африки отдавали предпочтение четырёхгранным минаретам, напоминающим крепостную башню, османские мастера строили высокие и изящные минареты с заострённым концом. Мечети Ирана, Афганистана и Средней Азии отличались массивными цилиндрическими башнями, а шедевры индийского зодчества — многоярусными минаретами, иногда увенчанными площадкой с куполом. В наши дни минареты практически не используются в ритуальных целях. Муэдзины больше не поднимаются по винтовым лестницам на высокие балкончики, а их работа облегчается благодаря современным звукоусилителям. Однако минареты по-прежнему используются в строительстве мечетей, символизируя неразрывную связь жизни и смерти, земного и потустороннего, приземлённого и возвышенного.

Ещё одна особенность мечети — это минбар. В арабском языке так называют любое сиденье, занимающее высокое положение. В исламскую эпоху это название закрепилось за кафедрой в мечети, с которой имам обращается к прихожанам. Первым минбаром в истории ислама было деревянное сиденье из трёх ступеней, которое одна из жительниц Ясриба подарила Божьему Посланнику. Когда столица Халифата была перенесена в Дамаск, губернатору Медины Марвану ибн аль-Хакаму было поручено демонтировать минбар и привезти его в столицу. Однако этого не случилось. Рассказывают, что, как только минбар сдвинули с места, город погрузился во мрак. Люди испугались и решили оставить минбар в покое. А к его нижней части губернатор велел приделать ещё несколько ступеней. В таком виде минбар Пророка оставался до середины XIII века, пока не сгорел в пожаре.

Поначалу минбар был установлен только в Мечети Пророка. Известно, что халиф Умар ибн аль-Хаттаб не позволил Амру ибн аль-Асу установить минбар в мечети Фустата. Очевидно, в понимании первых мусульман минбар ассоциировался с царским троном и подниматься на него считалось исключительным правом халифа. Однако история с минбаром в Фустате была скорее исключением, чем правилом, потому что в других провинциях Халифата минбары не вызывали споров и нареканий. Впоследствии минбары стали неотъемлемым атрибутом каждой соборной мечети. Имамы и проповедники поднимались на них, чтобы прихожане могли их лучше видеть и слышать. Минбары бывают деревянные и каменные, иногда их украшают декоративным порталом. Соборная мечеть Герата славилась великолепным мраморным минбаром, изготовленным в конце XV века, который, к сожалению, не сохранился до наших дней. В некоторых мечетях минбар представляет собой небольшой балкон, с которого имам обращается к прихожанам.

Цитадель цивилизации

Мечети сыграли важную роль в становлении и развитии исламской цивилизации. На протяжении многих веков они оставались центрами не только религиозной, но и политической и культурной жизни. Здесь правители принимали присягу на верность и обращались с проповедями к своим подданным. Здесь родители нарекали именами детей, и отсюда сыновья провожали в последний путь родителей. Здесь заключались брачные союзы и устраивались угощения по различным поводам. В мечетях люди обсуждали не только религиозные вопросы, но и проблемы, беспокоившие общество. При мечетях функционировали мактабы, в которых дети обучались грамоте, арифметике, религиозным дисциплинам. В мечетях проводили занятия выдающиеся богословы и законоведы, а поэты и ораторы состязались во владении искусством слова. Стены старинных мечетей являются свидетелями бурных дискуссий между учёными, философами и мыслителями. В них росли и мужали Абу Ханифа и аш-Шафии, аль-Фараби и Ибн Сина, десятки и даже сотни тысяч других великих людей, чьи имена золотыми буквами вписаны в мировую историю.

При соборных мечетях функционировали библиотеки. Книгохранилища крупных мечетей насчитывали тысячи рукописей богословских сочинений, научных и философских трактатов, а также переводов древних книг. Специализированные благотворительные фонды (вакфы) следили за тем, чтобы каждого желающего обеспечивали подушкой, свечой, пером, бумагой и чернилами. Персонал, обслуживавший мечеть, иногда превышал сто человек. В некоторых из них даже работали врачи. Например, в середине XIV века при мечети султана Хасана в Каире постоянно дежурили терапевт, окулист и хирург. В наши дни такое можно увидеть лишь в соборных мечетях крупных городов.

Сегодня многое изменилось внутри мечети и вокруг неё. Изменилось государственное и общественное устройство мусульманских стран, появились новые общественные институты, которые взяли на себя некоторые из функций мечети. И всё же современная мечеть — это больше чем «место для земных поклонов» (именно так переводится арабское слово масджид). Религиозные общины, базирующиеся в мечетях, занимаются духовно-нравственным воспитанием детей и молодёжи, поддерживают дух гражданского согласия, участвуют в реализации различных социальных, культурных и просветительских программ. Как и в прошлом, в мечетях совершается религиозный обряд бракосочетания — никях. В большинстве мусульманских и ряде европейских стран государство признаёт браки, заключаемые мусульманскими общинами. В некоторых странах никях не имеет юридической силы, но люди всё равно продолжают эту красивую традицию в надежде на благословение Божье.

В последние годы мечети, особенно в немусульманских странах, превращаются в центры ознакомления с исламом. В большинстве случаев последователям других религий не разрешают входить в мечети. Не то чтобы шариат воспрещал это. Напротив, в священной традиции есть предания о том, что во времена Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) неверующим позволялось находиться в мечети. Но так уж завелось, что сами мусульмане ступают внутрь храма только в состоянии ритуального очищения, и выполнение этого условия трудно требовать от иноверцев. Но в некоторые мечети вход для немусульман открыт, и они могут воспользоваться этой возможностью для ознакомления с историей ислама, основами религии, обычаями и традициями мусульманских народов.

Оживляют мечети только верующие

В ходе короткой экскурсии по соборной мечети редко удаётся почувствовать её энергетику и понять её значение для мусульман. Наверно, это легче сделать при посещении мечети во время обязательной молитвы. После азана атмосфера благочестивого уединения, обычно присутствующая в молитвенном зале, сменяется духом всеобщего единения, равенства и братства. Богатые и бедные, аксакалы и подростки, знатные и простолюдины — все как один выстраиваются в ряды для того, чтобы исполнить свою первейшую обязанность перед Господом миров. Но совершить молитвенный ритуал — это одно, а позаботиться о том, чтобы молитвы дошли до Всевышнего и были услышаны, — совсем другое. Поэтому по завершении молитвы верующие стараются быть предельно учтивыми друг с другом и совершать больше добрых дел. Одни отправляются навестить больного родственника, другие — попросить прощения за случайно пророненное слово, которое могло обидеть близкого человека. И даже те, которые спешат вернуться домой или на рабочее место, не упускают возможности раздать милостыню или сделать пожертвование в пользу сирот. Иногда имам мечети объявляет, что родственники больного ищут донора для переливания крови, и после молитвы у его комнаты вырастает целая очередь желающих помочь незнакомцу.

Но по-настоящему мечети оживают в рамадане, когда даже по ночам тишину молитвенного помещения нарушают всхлипывания молящихся или тихое чтение Корана. Наверно, именно поэтому в Коране говорится: «Только тот оживляет мечети Аллаха, кто уверовал в Аллаха и в последний день, кто совершает молитву, выплачивает закят и не боится никого, кроме Аллаха» (сура 9 «Покаяние», аят 18). В рамадане на каждую обязательную молитву собирается больше верующих, чем обычно. Многие приходят заранее, чтобы занять лучшие места в первых рядах и подольше помянуть Всевышнего. Ближе к вечеру в мечети начинаются приготовления к вечерней трапезе — ифтару. Миг разговения доставляет постящимся радость не только потому, что они утоляют жажду и голод. Их сердца переполняет благодарность Аллаху за бесчисленные блага и за предоставленный шанс на спасение. А после вечерней молитвы верующие не расходятся, как обычно, а остаются на молитву таравих, которая отправляется только в рамадане. Именно из-за неё большинство молящихся отправляются в соборную мечеть, чтобы в течение часа насладиться чтением хафиза — чтеца, знающего Коран наизусть. Так уж повелось в мусульманских странах, что в рамадане место имама в соборной мечети доверяют тому, кто от природы наделён красивым голосом, чьё размеренное и вдумчивое чтение проникает в самые глубины человеческой души, пробуждая в ней любовь к добру и к прекрасному.

Сразу по завершении месяца поста, после восхода солнца в первый день шавваля мусульмане снова собираются в мечети — на этот раз для того, чтобы совершить праздничную молитву. Раньше по этому поводу жители всего города собирались на огромной площади — ни одна мечеть не могла вместить всех желавших отблагодарить Всевышнего. Но в наши дни праздничные молитвы, как правило, совершаются в соборных мечетях. У мусульман всего два религиозных праздника, которые отмечаются после двух важнейших обрядов поклонения: поста и хаджа. Именно эти обряды и все связанные с ними действа, объединяющие верующих во всех уголках света, являются поводом для этих праздников. Мусульмане долго ждут их, терпеливо готовятся к ним, выполняя Божьи заповеди, и отмечают их красиво, в кругу своих родных и близких, восхваляя Аллаха за Его бесконечную заботу.

Мечети страны огней

В Азербайджане религиозные традиции мало знакомы молодому поколению, воспитанному на голливудских фильмах и откровенных журналах. В первые годы независимости было слишком мало тех, кто мог правдиво рассказать о религии наших предков, и был слишком велик соблазн насладиться долгожданной свободой. В религиозной сфере многое было запущено, многое приходилось восстанавливать с чистого листа. Минареты некоторых мечетей были разрушены, а их помещения в течение десятилетий использовались как склады. Духовная связь с богатейшим наследием нашего народа сохранилась во многом благодаря аксакалам, которые, рискуя своей жизнью и своими семьями, продолжали обучать исламу. Но их старания не пропали даром, и сегодня духовные традиции азербайджанского народа крепнут и развиваются. Пусть это происходит параллельно с распространением либеральных идей и нравственного нигилизма. Главное — чтобы каждый мог почувствовать разницу, а терпимости к инакомыслию нам не занимать.

В 90-е годы символом духовного раскрепощения нации стало бурное строительство и восстановление мечетей. В столице и в регионах страны на пожертвования мусульман и международных организаций были построены и отреставрированы десятки мечетей, некоторые из которых восхищают изысканностью замысла и мастерством его исполнения. В последние годы успешная реализация крупных экономических проектов позволила властям страны самостоятельно начать ремонтно-восстановительные работы во многих исторических мечетях. При поддержке государства были отреставрированы и сданы в эксплуатацию мечети «Тезе-пир» и «Джума» в Баку, мечети шаха Аббаса и Хазрати-Зейнаб в Гяндже, многие другие объекты религиозного назначения. Продолжается основательная реконструкция мечети «Джума» города Шемахи — старейшей мечети страны.

img 8 20140913 1449034541

Несмотря на масштабы осуществляемых работ, на сегодняшний день столичные мечети не отвечают нуждам религиозной общественности, которые к тому же постоянно растут. Это особенно бросается в глаза во время пятничной молитвы, когда мечети заполняются до отказа, и людям не остаётся ничего, кроме как молиться во дворах соседних домов или на тротуаре. В поисках выхода из положения некоторые верующие совершают пятничные богослужения в небольших мечетях в пригородах Баку. Эти мини-паломничества хотя и стесняют малочисленные местные общины, но вызывают беспокойство не их, а консервативных жителей этих посёлков и сотрудников правоохранительных органов, которые не привыкли к массовым нашествиям «туристов» из большого города. Но вселяет оптимизм то, что проблема столичных мечетей широко обсуждается общественностью страны и уже привлекла внимание парламентариев, некоторые из которых выступили с предложением построить в Баку новую соборную мечеть.

Мечта без компромисса

С Мустафой Ибрагимовым я познакомился в 2001 году. С его именем связано много положительных перемен в религиозной жизни Азербайджана в последние тридцать лет. По иронии судьбы в его рабочем кабинете я побывал в конце 90-х, когда он возглавлял Управление по делам религии при Кабинете министров. Но встретиться с ним не получилось. Знакомство состоялось спустя несколько лет, накануне моего поступления на работу в Госкомитет по работе с религиозными объединениями. Тогда он занимал должность заместителя председателя Комитета. А потом были четыре с лишним года совместной работы. Мустафа-бей охотно делился своими воспоминаниями о том, как восстанавливали минарет в посёлке Маштаги, разрушенный в далёком 1937 году, как избирался последний председатель Духовного управления мусульман Закавказья. Однажды он сказал мне: «У меня есть давняя мечта! Чтобы в центре Баку на месте одноэтажных построек возвышалась самая большая мечеть на Кавказе, а вокруг неё был парк с фонтанами, где люди отдыхали бы семьями». В его голосе чувствовались нотки грусти и надежды одновременно. Мы оба понимали, как трудно мечетям конкурировать с коммерческими объектами за акры земли в стремительно растущем мегаполисе. Но в тот момент это не имело значения. Ведь это была мечта о благополучии и процветании Азербайджана, о духовном раскрепощении и культурном суверенитете, о верности нашим традициям и готовности двигаться вперёд навстречу новым вызовам. Это была мечта о том, чтобы «сердце Кавказа» билось в центре нашей столицы, вселяя в наши сердца веру, надежду и любовь.

Журнал "Gallery", май 2012