Хадис 279. Передают со слов Абу Хурейры, что Посланник, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если вы читаете “аль-Фатиху”, то говорите: “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного”, потому что это - один из ее аятов». Этот хадис передал ад-Даракутни, назвав его прерванным.

КОММЕНТАРИЙ

Богословы высказывали разные мнения по поводу того, является ли “басмала” аятом. Аль-Ауза‘и, Малик, Абу Ханифа и Давуд считали, что она не является первым аятом ни в одной из сур. Абу Бакр ар-Рази и некоторые другие ученые ханифитского толка считали ее самостоятельным аятом, разделяющим все суры, за исключением сур “аль-Анфаль” и “ат-Тауба”, но не считали ее частью самих сур. Согласно одному из сообщений, такое мнение высказывал и имам Ахмад.

В пользу этого суждения свидетельствует хадис Абу Хурейры о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «В Коране есть сура, состоящая из тридцати аятов, которая заступается за человека, пока ему не даруется прощение. Это - сура “Благословен Тот, в Чьей Руке власть”». Этот хадис передали Ахмад, Абу Давуд, ат-Тирмизи, ан-Насаи и Ибн Маджа. Ат-Тирмизи назвал его хорошим, а аль-Бухари в книге “ат-Тарих аль-Кабир” сказал, что не имеет подтверждения того, что рассказчик по имени ‘Аббас аль-Джамаши слышал хадисов от Абу Хурейры. Тем не менее, Ибн Хиббан упомянул о нем в числе тех, кто заслуживал доверия. Помимо этого, данное предание усиливается похожим хадисом Анаса, переданным ат-Табарани с достоверной цепочкой рассказчиков. Известно, что сура “аль-Мульк”, о которой идет речь в этом предании, состоит из тридцати аятов, в которые не входит “басмала”. Между учеными не было разногласий по этому поводу, и поскольку суждение относительно одной суры вполне можно отнести на все остальные, целый ряд богословов считал, что “басмала” не является первым аятом коранических сур и служит только для разделения сур.

Однако из этого совершенно не следует, что “басмала” вообще не считается частью Откровения. Во-первых, если бы она служила только для разделения и не относилась к тексту Корана, то ее следовало бы поместить и между сурами “аль-Анфаль” и “ат-Тауба”. Во-вторых, в таком случае ее не следовало бы писать перед “аль-Фатихой”. В-третьих, для отделения одной суры от другой на письме вполне достаточно выделенного названия суры. Наконец, убедительным свидетельством того, что “басмала” является самостоятельным аятом, является следующий хадис Ибн ‘Аббаса: «Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не знал о завершении суры, пока ему не ниспосылалось “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного”». Этот хадис передали Абу Давуд и аль-Хаким, причем последний назвал его достоверным согласно требованиям аль-Бухари и Муслима. Абу Давуд же передал его отосланную версию в книге “аль-Марасил”, сказав, что она сильнее целостной. Тем не менее, аз-Захаби согласился с мнением аль-Хакима. Другие версии этого хадиса передал аль-Баззар через две различные цепочки рассказчиков, рассказчики одной из которых являются рассказчиками хадисов, вошедших в “ас-Сахих”. Об этом сообщил аль-Хейсами.

К аргументам в пользу того, что “басмала” не является первым аятом коранических сур, можно также отнести известный хадис о том, как Джибрил принес Пророку, мир ему и благословение Аллаха, первое откровение: «Читай во имя Господа твоего, Который сотворил». Историю об этом передали аль-Бухари, Муслим и др., и в ней не упоминается “басмала”. Сюда же некоторые богословы относят упомянутые выше хадисы о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не произносил “басмалу”, читая “аль-Фатиху” в намазе. Однако последний довод выглядит неубедительным, поскольку Пророк, мир ему и благословение Аллаха, произносил “басмалу” про себя, и из этого не следует, что она не является частью “аль-Фатихи”.

Суждение, которое мы только что рассмотрели, некоторые ученые пытались опровергнуть следующим хадисом Анаса: «Однажды, когда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, находился среди нас в мечети, он вдруг ненадолго задремал, а затем поднял голову, улыбаясь. Мы спросили: “Почему ты смеешься, Посланник Аллаха?” Он ответил: “Только что мне была ниспослана сура: “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Мы даровали тебе Изобилие (бесчисленные блага, в том числе реку в Раю, которая называется аль-Каусар). Посему совершай намаз ради своего Господа и закалывай жертву. Воистину, твой ненавистник сам окажется бездетным”. Затем он спросил: “Знаете ли вы, что такое аль-Каусар?” Мы сказали: “Аллаху и Его Посланнику об этом известно лучше”. Он сказал: “Это - река, которая была обещана мне Могущественным и Великим Господом. В ней - великое благо: водоем, у которого соберутся мои последователи в День воскресения. Возле него столько сосудов, сколько звезд на небе. Но будет и такой раб, которого отделят от них. Я скажу: “Господи, он ведь из числа моих последователей”. Он скажет: “Ты не знаешь, что они натворили после тебя”». Этот хадис передали Ахмад, Муслим и ан-Насаи. Опираясь на него, Ибн ‘Аббас, Ибн ‘Умар, Ибн аз-Зубейр, Тавус, ‘Ата, Макхул, Ибн аль-Мубарак и некоторые другие считали, что “басмала” является аятом в начале всех коранических сур, кроме суры “ат-Тауба”. Однако этот довод неубедителен, поскольку в сообщении Абу Хурейры говорится, что сура “аль-Каусар” состоит из трех аятов.

В качестве аргументов в пользу этого мнения приводятся и хадисы о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, читал “басмалу” в начале “аль-Фатихи” и даже приказывал поступать так. Однако даже их недостаточно для обоснования категоричного суждения о том, что “басмала” является первым аятом всех коранических сур, кроме “ат-Таубы”.

В силу этих обстоятельств Ахмад, Исхак, Абу ‘Убейд, целый ряд богословов Куфы и Мекки, а также большинство иракских ученых полагали, что “басмала” является первым аятом только в суре “аль-Фатиха”. Аль-Хаттаби сообщил, что этого мнения придерживались Абу Хурейра и Са‘ид ибн Джубейр. Аль-Бейхаки в книге “аль-Хилафийят” передал сообщения по этому поводу от ‘Али ибн Абу Талиба, Суфьяна ас-Саури и аз-Зухри. Он же привел в книге “ас-Сунан аль-Кубра” похожие сообщения от Ибн ‘Аббаса и Мухаммада ибн Ка‘ба.

Суждение о том, что “басмала” не является первым аятом всех сур, кроме “аль-Фатихи” и “ат-Таубы”, не вызывает сомнений, поскольку опирается на хадис Абу Хурейры о суре из тридцати аятов. Что же касается “аль-Фатихи”, то самым убедительным доводом в пользу того, что “басмала” является ее первым аятом, можно считать следующий хадис Абу Хурейры: «Когда читаете “аль-Хамд”, то говорите: “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного”. Она является Матерью Корана, Матерью Писания и семью часто повторяющимися аятами, а “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного” - один из ее аятов». Этот хадис передал ад-Даракутни, и аль-Йа‘мари назвал его рассказчиков заслуживающими доверия. Такое же мнение высказал Ибн Хаджар. Аль-Албани назвал хадис достоверным. См. «Силсилат аль-Ахадис ас-Сахиха», т. 3, с. 178. Однако рассказчик хадиса по имени Нух ибн Абу Билал, слышавший его от Са‘ида ибн Абу Са‘ида аль-Макбари, рассказывал его как в восходящей, так и в прерванной форме. Поэтому Ибн аль-Каттан и многие другие ученые считали этот хадис слабым. В таком случае мнение о том, что “басмала” является одним из семи аятов “аль-Фатихи”, принадлежало Абу Хурейре и не является категоричным доказательством.

Нужно отметить, что сильным доводом в пользу того, что “басмала” не является частью “аль-Фатихи” является хадис Абу Хурейры о том, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если кто-нибудь совершил намаз, не прочитав в нем Мать Писания, то он является несовершенным». Абу Хурейра повторил это трижды, а люди сказали ему: «Но ведь мы стоим позади имама!» Он сказал: «Читай ее про себя, потому что я слышал, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Могущественный и Великий Аллах сказал: “Я разделил намаз между Мной и Моим рабом на две части, и Мой раб получит то, что просит”. Когда раб говорит: «Хвала Аллаху, Господу миров», - Аллах говорит: “Мой раб воздал Мне хвалу”. Когда он говорит: “Милостивому, Милосердному”, - Аллах говорит: «Мой раб восхвалил Меня». Когда он говорит: “Властелину Дня воздаяния”, - Аллах говорит: “Мой раб восславил Меня”. Как-то он сказал: “Мой раб положился на Меня”. Когда раб говорит: “Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи”, - Аллах говорит: “Это будет поделено между Мной и Моим рабом, и раб Мой получит то, что попросит”. Когда же он говорит: “Наставь нас на прямой путь, путь тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших”, - Аллах говорит: “Это - для раба Моего, и раб Мой получит то, что просит”». Этот хадис передали Ахмад, Муслим, Абу Давуд, ан-Насаи, ат-Тирмизи и др.

В нем содержатся два указания на то, что “басмала” не относится к “аль-Фатихе”. Во-первых, “басмала” вообще не упоминается в нем, а сура начинается словами «Хвала Аллаху, Господу миров». Во-вторых, слова «Наставь нас на прямой путь, путь тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших» засчитываются как три аята. И поскольку абсолютно все богословы согласны в том, что “аль-Фатиха” состоит из семи аятов, получается, что “басмала” не относится к этой суре.

Ан-Навави признал, что этот довод является одним из самых ярких аргументов тех, кто не считает “басмалу” первым аятом “аль-Фатихи”. Однако он попытался опровергнуть этот довод несколькими контраргументами. Самый убедительный из них сводится к тому, что, согласно этому хадису, на две части делится весь намаз, а не только “аль-Фатиха”.

Подводя итог сказанному выше, нужно отметить, что достоверные хадисы ясно свидетельствуют о том, что “басмала”, будучи самостоятельным аятом, не является частью коранических сур, за исключением “аль-Фатихи”. Если хадис Абу Хурейры о том, что слова «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного» являются одним из семи аятов Матери Корана, действительно достоверен и восходит до Пророка, мир ему и благословение Аллаха, то дискуссию по этому вопросу тоже можно считать закрытой. В противном случае другой хадис Абу Хурейры о разделении намаза между Аллахом и молящимся рабом можно считать сильным аргументом в пользу того, что “басмала” и в случае с “аль-Фатихой” не является частью суры.

Следует знать, что между богословами нет разногласий по поводу того, что различное отношение к “басмале” не относится к проявлениям неверия и не выводит человека из ислама, поскольку разногласия по этому вопросу существуют со времен сподвижников. В то же время мусульмане единодушны в том, что если человек отрицает в Коране хотя бы одну букву, которая записана в нем с всеобщего согласия мусульман, то он является неверующим. Между учеными также нет разногласий по поводу того, что слова «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного» являются частью суры “ан-Намль”. Также нет никаких разногласий относительно написания “басмалы” в начале каждой суры, за исключением суры “ат-Тауба”.

В завершение этой темы добавлю, что семь чтецов Корана разошлись во мнениях и относительно необходимости произнесения “басмалы” перед “аль-Фатихой” и другими сурами, кроме суры “ат-Тауба”. Так, если две суры читаются одна вслед за другой, то Ибн Касир, Калун, ‘Асим и аль-Касаи произносили “басмалу” перед началом каждой суры, кроме суры “ат-Тауба”. В то же время Абу ‘Амр, Хамза, Варш и Ибн ‘Амир не делали этого. А лучше всего об этом известно Аллаху. См. «Нейл аль-Аутар», т. 2, с. 495-503.