Хадис 362. Передают со слов Джабира, что Посланник, мир ему и благословение Аллаха, совершил дополнительный ночной намаз в месяце рамадан. На следующую ночь люди ждали его в мечети, но он так и не вышел к ним, а затем сказал: «Я опасался того, что намаз витр станет для вас обязательным». Этот хадис передал Ибн Хиббан.

КОММЕНТАРИЙ

Аль-Бухари и Муслим передали со слов ‘Аиши: «Однажды глубокой ночью Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вышел в мечеть и начал молиться, и люди совершили намаз позади него. Наутро люди стали говорить об этом. На следующую ночь собралось еще больше людей, и они снова совершили намаз позади него. На следующее утро люди снова стали говорить об этом, и на третью ночь в мечети собралось еще больше народу. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вышелк ним, и они помолились вместе с ним. На четвертую ночь мечеть уже не могла вместить всех желающих, и Пророк, мир ему и благословение Аллаха, вышел к людям только на рассветный намаз. После молитвы он повернулся к людям, засвидетельствовал единство Аллаха и сказал: “А затем: поистине, ваше присутствие не осталось незамеченным мной, но я опасался того, что намаз будет вменен вам в обязанность, а вы не сумеете справиться с ней”».

Смысл этого предания нуждается в разъяснении, потому что в известном хадисе о вознесении на небеса сообщается, что Аллах сказал Посланнику, мир ему и благословение Аллаха: «Эти пять намазов равны пятидесяти намазам. Мое слово не подлежит отмене!» Почему же, если Посланнику, мир ему и благословение Аллаха, было известно о том, что число обязательных намазов не подлежит отмене, он опасался того, что витр будет объявлен обязательным? Ибн Хаджар в книге “Фатх аль-Бари” привел три возможных объяснения опасений Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Во-первых, коллективный намаз в мечети мог стать обязательным условием ночных молитв. Во-вторых, ночной намаз мог стать коллективной обязанностью (фард аль-кифайа). К таким обязательным предписаниям некоторые богословы относят, в частности, праздничные намазы. В-третьих, обязательным мог быть объявлен только ночной намаз в рамадане. Данный намаз совершается только в этом месяце, и поэтому в течение большей части года число обязательных ежедневных намазов оставалось бы равно пяти. Наиболее убедительным из этих объяснений является первое, так как только оно полностью совпадает со смыслом слов «Я опасался того, что намаз витр станет для вас обязательным».

Из данного хадиса следует, что намаз таравих (ночной намаз в рамадане) относится к желательным предписаниям. Поначалу Посланник, мир ему и благословение Аллаха, совершал его вместе с остальными мусульманами, однако спустя несколько дней он отказался от такой практики, опасаясь того, что ночной намаз будет вменен в обязанность всем мусульманам. После его смерти, когда ниспослание исламского законодательства было завершено, халиф ‘Умар ибн аль-Хаттаб снова собрал молящихся позади одного имама. Аль-Бухари передал со слов ‘Абд ар-Рахмана ибн ‘Абд аль-Кари, что однажды ночью в рамадане он отправился в мечеть вместе с ‘Умаром ибн аль-Хаттабом. Люди молились отдельными группами: кто-то молился один, кое-кто молился вместе с десятком человек. ‘Умар сказал: «Полагаю, что собрать всех их позади одного чтеца будет лучше». Решившись на такой поступок, он собрал всех позади Убеййа ибн Ка‘ба. Другой ночью мы снова вышли вместе с ним, и люди молились за одним чтецом. ‘Умар сказал: «Как прекрасно это новшество! Но те, которые сейчас спят, лучше тех, кто сейчас молится». Он имел в виду тех, кто будет молиться в конце ночи, поскольку тогда была лишь первая ее часть.

Из слов праведного халифа не следует, что новшества бывают хорошими и плохими, потому что любой поступок, привнесенный в религию, является заблуждением. Под новшеством в данном случае подразумевалось то, что мусульмане стали молиться за одним имамом после того, как молились разрозненными группами. В целом же подобная практика не была новшеством и ересью, потому что она имела место во времена Посланника, мир ему и благословение Аллаха.

Некоторые ученые считают, что намаз таравих состоит из двадцати рак‘атов, однако по этому поводу нет достоверных восходящих сообшений. ‘Абд ибн Хумейд и ат-Табарани передали со слов Ибн ‘Аббаса, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в рамадане совершил двадцать рак‘атов и витр. Одним из рассказчиков хадиса был Абу Шейба, которого имам Ахмад и Йахйа ибн Ма‘ин назвали слабым. Этого же мнения были аль-Бухари, Муслим, Абу Давуд, ат-Тирмизи, ан-Насаи и др. Шу‘ба назвал его лжецом. Ибн Ма‘ин однажды назвал его ненадежным рассказчиком. Аль-Азра‘и отнес данный хадис к неприемлемым сообщениям. Шейх аль-Албани назвал его очень слабым преданием, на которое нельзя опираться. Аз-Заркаши писал: «Утверждение о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, в ту ночь совершил двадцать рак‘атов, недостоверно. В “ас-Сахихе” упоминается, что он совершил этот намаз, но ничего не говорится о количестве рак‘атов. В хадисе Джабира сообщается, что он совершил с ними восемь рак‘атов и витр, а на следующий день не вышел. Его передали Ибн Хузейма и Ибн Хиббан в своих “ас-Сахихах”».