Хадисы 367-368. Передают со слов ‘Аиши: «Ни в рамадане, ни в другие месяцы Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не совершал во время ночных намазов более одиннадцати рак‘атов. Вначале он совершал четыре рак‘ата, и даже не надо спрашивать о том, какими красивыми и долгими они были. Затем он совершал еще четыре рак‘ата, и вам также не следует спрашивать о том, какими красивыми и долгими они были. Затем он совершал еще три рак‘ата. Однажды я спросила его: “О Посланник Аллаха! Спишь ли ты до того, как совершишь витр?” Он ответил: “О ‘Аиша! Мои глаза спят, но сердце не дремлет”». Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим.

Они же передали другой хадис ‘Аиши: «По ночам он совершал десять дополнительных рак‘атов, а затем совершал витр из одного рак‘ата. После этого он совершал еще два дополнительных рак‘ата на заре, и в общей сложности получалось тринадцать рак‘атов».

КОММЕНТАРИЙ

Из этого хадиса следует, что ночные намазы желательно совершать из одиннадцати рак‘атов. Существует мнение, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершал четыре рак‘ата с одним приветствием. Это - очевидный смысл обсуждаемого нами предания. Согласно другому мнению, Пророк, мир ему и благословение Аллаха, произносил приветствия после каждых двух рак‘атов. Это суждение подтверждается хадисом Ибн ‘Умара о том, что ночные намазы следует совершать по два рак‘ата. Существуют и другие сообщения о том, что он поступал так. Возможно, ‘Аиша упомянула о четырех рак‘атах, потому что Посланник, мир ему и благословение Аллаха, отдыхал только после четырех рак‘атов и не делал этого после первых двух рак‘атов. Отдохнув, он совершал еще два намаза, каждый из которых состоял из двух рак‘атов.

В любом случае, после восьми рак‘атов ночного намаза Пророк, мир ему и благословение Аллаха, ложился спать. ‘Аиша была убеждена в том, что глубокий сон делает омовение недействительным, и поэтому однажды она спросила Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спит ли он перед витром. В ответ Посланник, мир ему и благословение Аллаха, объяснил ей, что ему было известно, когда его омовение становилось недействительным, потому что его сердце бодрствовало даже во сне. Это означает, что глубокий сон делает омовение недействительным не сам по себе, а потому, что спящий человек не способен контролировать свои действия. См. «Итхаф аль-Кирам», с. 108-109.