Из истории нам известно множество случаев проявления высочайшего духовного порыва, приводящего к поступкам, которые нельзя назвать иначе, как подвиг. Ради осуществления своих идеалов и моральных установок, люди жертвуют общественным положением, имуществом и самой жизнью. При этом ориентиром, которому они следуют в экстремальных ситуациях, становится то, чему их учили с самого раннего возраста. Так, следуя примеру героев любимых книг, отважные маленькие англичане, голландцы и австралийцы, о которых мы говорили ранее, не пропали в джунглях, не потеряли человеческий облик, но спаслись и вышли к своим.

Однако, как правило, самые возвышенные свойства человеческой натуры ярче всего проявляются на фоне самых низменных. Вышеупомянутые дети не просто так пустились в смертельно опасные путешествия. Они бежали в ужас от ужаса ещё большего. Они бежали от японцев. Но чем же были так страшны сыны Страны восходящего солнца? Ведь совсем не так давно японские военные показывали себя вполне цивилизованными людьми. По крайней мере, по отношению к представителям европейской цивилизации.

russian-japanese-war1200x600
Японская картина времен русско-японской войны. Очень любопытен офицер с биноклем, наблюдающий за ходом боя. По виду он скорее европеец, чем японец.

Например, русско-японская война 1904-1905 гг. отличалась высокой гуманностью обоих сторон по отношению к военнопленным. В ходе боевых действий более 70 тысяч русских офицеров, солдат и моряков попало в плен. Соответствующие японские службы обращались с ними весьма достойно, содержали в специальных приютах и даже издавали газету на русском языке. Интересный факт: писатель Новиков-Прибой, автор романа «Цусима», также побывал в японском плену и вынес оттуда самые хорошие воспоминания. Более того, именно в плену он «собрал материал» для своей книги.

При этом простым японцам от имени правительства было специально разъяснено, что в соответствии с международными правилами русские пленные заслуживают не презрения и ненависти, а сострадания, поскольку они не преступники, а честно сражались за свою страну. Соответствующие указания печатались в газетах. Сами японцы боевые действия тех лет называют «последней в истории схваткой джентльменов».

russian-captives1200x800

Как же резко всё это контрастирует со Второй мировой войной! Так, во время битвы за остров Амбон в Голландской Ост-Индии, что происходила в январе-феврале 1942 года, японцы одержали победу над подразделениями голландских и австралийских войск. Потери союзников в битве были небольшими, но после окончания боёв японцы выбрали наугад около 300 австралийских военнопленных и казнили их на военном аэродроме Лаха. Им всем отрубили головы. Оставшихся в живых тоже не ждала лёгкая судьба. Три четверти австралийцев, захваченных на острове, умерли до окончания войны от недоедания, болезней и жестокого обращения.

И это был далеко не единственный пример подобного обращения с военнопленными. В 1944 г. в руки американцев попала фотография показательной казни австралийского сержанта Леонарда Стиффлита. Она была опубликована во всех австралийских газетах и в американском журнале «Лайф». Весь мир удостоверился в жестокости японцев.

leonard siffleet871x1175

Ещё один страшный эпизод произошёл во время вывода союзных войск из Малайи. 12 февраля 1942 г. был эвакуирован австралийский военный госпиталь, включая раненых и медицинский персонал. Через два дня в районе индонезийского острова Бангка конвой подвергся атаке японской авиации. Яхта, на которой находился госпиталь, была потоплена. Личный состав и раненые военнослужащие высадились на остров, где их и нашли японцы. Они не стали долго рассуждать — раненых солдат закололи штыками, а австралийских медсестёр загнали в море по пояс и расстреляли из пулемёта. Из 22 женщин выжила только одна, Вивьен Бульвинкль. В дальнейшем она выступила свидетелем обвинения на Токийском процессе.

vivian-bullwinkel1200x800

И таких случаев во время той войны было множество. Убийства военнопленных, геноцид гражданского населения, пытки и бессудные казни были нормой жизни на захваченных территориях. И совершала все эти преступления японская армия под руководством своих военачальников, подчинявшихся непосредственно императору Хирохито. Любопытный был человек.

hirohito-emperor1200x800

Официально заняв трон в 1926 г., молодой император выбрал для периода своего правления девиз «Сёва», что означало «Эпоха просвещённого мира». Хирохито понимал важность науки и верил, что она поможет ему, «потомку богини Аматерасу», исполнить своё «божественное предназначение». У просвещённого императора были весьма своеобразные взгляды: «Наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени».

Хирохито знал, о чём говорил, ведь по образованию он был биологом. Возможно, поэтому уже в 1935 году по его личному приказу в составе Квантунской армии был создан т. н. «Отряд 731». Его целью была разработка биологического оружия и средств их доставки. При этом главной особенностью «научного метода» специалистов «Отряда 731» были испытания на живых людях. В качестве подопытных использовались как гражданские узники, так и военнопленные. И это был далеко не единственный подобный «научный отряд» в составе японских вооруженных сил.

shinzo-abe1200x800
Фотография премьер-министра Японии Синдзо Абэ в кабине учебного военного самолета с бортовым номером 731 вызвала резкое недовольство в Южной Корее.

После капитуляции Японии страны победители организовали несколько судебных процессов по военным преступлениям, аналогичных Нюрнбергскому. Японцам вменялись в вину нападения на нейтральные державы; массовые убийства; эксперименты над людьми; разработка биологического оружия; использование химического оружия; пытки, казни и убийства военнопленных; каннибализм; принудительный труд; сексуальная эксплуатация; мародерство.

Союзники классифицировали 29 лиц как военных преступников «класса А», а 5700 отнесли к «классам В и С». Из них 984 были приговорены к смерти; 475 — к пожизненному заключению; 2944 — к различным срокам заключения; 1018 обвиняемых были оправданы; 279 не получили приговора или не предстали перед судом.

Всех преступников «класса А» судили на Токийском процессе Международного военного трибунала для Дальнего Востока. Перед судьями предстали 25 обвиняемых. Ёсукэ Мацуока (министр иностранных дел до июля 1941 года) и адмирал Осами Нагано умерли во время суда от естественных причин. Идеолог японского милитаризма Сюмэй Окава был признан невменяемым и исключён из числа подсудимых. Фумимаро Коноэ (премьер-министр в 1937-1939 и 1940-1941 гг.) покончил с собой накануне ареста, приняв яд.

Большинство обвинений подтвердилось. Семеро обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение и казнены 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио. Пятнадцать человек были приговорены к пожизненному заключению. Трое из них — Коисо, Сиратори и Умэдзу — умерли в тюрьме. К двадцати годам заключения был приговорён Сигэнори Того, министр по делам Великой Восточной Азии. Он тоже умер в тюрьме в 1949 году. Министр иностранных дел Мамору Сигэмицу получил семь лет.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но в дальнейшем события стали принимать самый неожиданный оборот. Так, генерал Ёсидзиро Умэдзу, что был арестован, судим как военный преступник и приговорен к пожизненному заключению, перед смертью изъявил желание креститься. Тот самый Умэдзу, у которого, по словам Теодора Уайта, «было лицо человека, которого легко ненавидеть». Последний начальник Генерального штаба японской императорской армии, несгибаемый воин, раб долга, прекративший сопротивление только по прямому приказу Хирохито, почитавший своего императора как живое божество, умер христианином. «Как причудливо тасуется колода!» ©

mamoru Shigemitsu1100x1127
Министр иностранных дел Мамору Сигэмицу и генерал Ёсидзиро Умэдзу на подписании акта о капитуляции Японии.

Дальше — больше. Все осуждённые трибуналом преступники, не казнённые и не умершие в заключении, к 1955 году оказались на свободе! Двое из них даже вернулись к политической деятельности и занимали высокие посты в японском правительстве. Мамору Сигэмицу вновь стал министром иностранных дел и первым представителем Японии в ООН, а «пожизненно заключенный» Окинори Кая — министром юстиции.

Что уж говорить про самого императора Хирохито и членов его семьи. Личным настоянием генерала Макартура Хирохито избежал суда, остался императором и символом единства японской нации. Конечно же, он публично отказался от традиционных представлений о божественной природе японских императоров и в 1946 году его титул был изменён с «повелителя Империи» на «конституционного монарха». Однако сразу после официального отказа от утверждения о своей божественности Хирохито получил разрешение оккупационных властей на богослужение богине Аматерасу. Как говорится, кто в теме, тот понял.

До самой смерти в 1989 году Хирохито был очень важной фигурой в Японии. Император и его семья активно участвовали в общественной жизни, встречаясь с народом, посещая разного рода мероприятия и праздники. Он неоднократно совершал зарубежные вояжи, встречаясь с лидерами других стран, в том числе с несколькими президентами США и английской королевой Елизаветой II. Понятное дело, что ни о каких обвинениях в его адрес не было и речи.

queen-elizabeth-hirohito1200x1027

Не менее удивительная ситуация сложилась и вокруг признания преступлений японской военщины самой Японией. Японцы категорически отказались примерять на себя роль преступников. Так, все обвинения со стороны Китая и Кореи в официальной японской истории либо отрицаются, либо замалчиваются. К примеру, широко известные документальные свидетельства «Нанкинской резни» и других кошмарных событий, происходивших на территории Китая, объявляются относящимися к гражданской войне между самими китайцами. И так далее и тому подобное.

Причем совершенно неудивительно, что японцы не считают преступлением то, как они обходились со своими азиатскими соседями. Китайцы, корейцы и прочие филиппинцы всегда были для них людьми даже не второго, а третьего сорта. Удивительно то, что японцы так резко изменили своё отношение к американцам, европейцам и, в первую очередь, к австралийцам. На японский взгляд австралийцы были кем-то вроде вьетнамцев, только гораздо более опасными.

Один из редких в начале войны пленных японцев объяснял, что по приказу офицеров с австралийцами целенаправленно обращались жестоко. Их пытали для того, чтобы японские солдаты не сдавались из страха испытать на себе то же самое. Очевидно, самые жестокие сражения японцы планировали вести именно с австралийцами, полагая их весьма отличными от тех же англичан или дореволюционных русских.

НО ПОЧЕМУ ВДРУГ ЯПОНЦЫ ТАК РЕШИЛИ? КТО ПОДАЛ ИМ ПРИМЕР?

Начало: Австралийский фактор. Британия, Австралийский фактор. США