В последнее время многие говорят о концепции власти, выдвигая самые разные варианты сосуществования свободного человека и властных структур, в первую очередь государства, как аппарата принуждения. Не последнее место в этих умозрительных конструктах занимает идея анархии.

В основе анархической идеологии лежит полное отрицание централизованной власти и государства как такового в любых формах и исторических условиях. Макс Штирнер, основоположник анархо-индивидуализма, писал: «Для меня нет ничего выше меня… Я объявляю войну всякому государству, даже самому демократическому». Подобное превознесение роли личности характерно для анархистов, но Штирнер, конечно же, превзошел всех и его идеи не были восприняты современниками.

Среди широких масс гораздо более известны имена Прудона и, особенно в России, Кропоткина и Бакунина, чьими стараниями была не только тщательно проработана политическая и экономическая составляющие анархо-синдикализма и анархо-коммунизма, но и выращена целая плеяда последователей, попытавшихся воплотить анархические идеи в жизнь. Самым известным среди них был, конечно же, легендарный Нестор Иванович Махно, ухитрившийся построить, ненадолго правда, некое подобие анархической утопии в Гуляй Поле. Символичное, кстати, название для села, откуда вышел родом самый успешный практик анархизма.

Гуляйпольская вольница была разгромлена Троцким, но Батька Махно был не одинок в своих дерзаниях. В начале 20-го века подобные планы вынашивали многие, в том числе и в США, где анархисты развернули масштабный террор. Имена Сакко и Ванцетти до сих пор на слуху, но мало кто знает, что знаменитое ФБР было задумано Эдгаром Гувером как инструмент борьбы именно с анархо-терроризмом. В результате в США успехи анархистов удалось купировать и движение пошло на спад, да так, что последние 70-80 лет анархизм воспринимался как утопическая, оторванная от жизни и совершенно нереализуемая идеология.

Но все изменилось за последние пару лет. Отладка и массовое внедрение в практику технологий блокчейна и, как следствие, бум криптовалют, предоставили людям возможность выйти из под жесткого диктата государства и приступить к индивидуальным действиям в сфере планирования, учёта, ведения реестров управления собственностью, управления контрактами и даже эмиссии средств платежа, что раньше было исключительной прерогативой государства. Более того, блокчейн теоретически может привести к тотальной децентрализации государственного устройства, трансформируя надзорно-исполнительские функции госаппарата в обезличенные транзакции через всемирную паутину, которая не подвержена человеческим слабостям с одной стороны и неподконтрольна репрессивным органам с другой.

На наших глазах появляется тот самый базис™, совокупность производственных отношений, составляющих экономическую структуру общества, о котором так упорно твердили марксисты. Базис, позволяющий изменить саму структуру общественного устройства, сменив его политическую, правовую и экономическую надстройку™.

Это и будет анархия. Именно в том, классическом понимании Прудона, который утверждал, что в мире возможно обустроить пространство «взаимных услуг», свободного договора автономных личностей. Более того, он разработал концепцию «народного банка», который посредством «дарового кредита» поможет рабочим обзавестись собственными средствами производства и обустроит возможность обмена продуктами труда. Таким образом будет уничтожена эксплуатация человека человеком в рамках буржуазного строя, приведя его к новой ипостаси, к разгосударствлению. Таковы были идеи анархистов, которые сейчас технически стало возможным воплотить в жизнь.

То есть уровень современных технологий приблизил человечество к очередной развилке истории, на которой вновь необходимо сделать выбор. Но, как известно, витязь на перепутье сталкивается с практически неразрешимыми проблемами: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — убитым будешь» и далее по списку. Подобный выбор сейчас предстоит сделать человечеству, и главная трудность в том, как пройти практически по лезвию ножа: уйти от гиперцентрализованных государств, выродившихся в чиновничьи корпорации, и не свалиться в анархическое межеумочное состояние «федерации производств, ассоциаций и общин», либо, что ещё хлеще, в виртуальное сообщество индивидов, что ищут исключительно личной свободы, отрицая при этом понятия права и морали, как «призраки», отчужденные формы индивидуального сознания.

И здесь надо с сожалением констатировать, что большинство людей в принципе не понимает, что есть государство как таковое и в чем заключается его предназначение и основные функции. Ленинская чеканная формула, где государство «есть машина для поддержания господства одного класса над другим», сидит в головах людей, даже если они Ленина ни разу в жизни не читали. «Господствующий класс» в сознании народа может принимать форму «понаехавших», «оккупантов», «олигархов» и прочих «рептилоидов», но суть от этого не меняется, люди все так же воспринимают государство как механизм подавления и угнетения.

В этом есть определённый резон. Дело в том, что со времени становления Западного проекта с его концепцией «национальных государств» именно эта функция доминировала в практике государственного управления. Говоря другими словами, была реализована неверная концепция государства, ему были приданы несвойственные функции, что и привело к тотальному закабалению народа. Такое положение не могло продолжаться вечно, и череда социальных революций привела к нынешнему положению вещей, когда на государственное устройство был наведен определённый глянец и смягчены самые острые формы эксплуатации. Но роль государства при этом не изменилась. И это — крайность, от которой нужно уходить. Человечество свернуло не на ту дорогу и вновь стоит перед выбором.

Так что же такое государство, зачем оно нужно? Тема большая, но если очень коротко, то государство — это механизм, обеспечивающий соблюдение общественного договора, обусловленного всеобщими идеалами, и обладающий необходимыми для этого социальными атрибутами. То есть государство следит за соблюдением «правил игры», давая гражданам понимание происходящих в обществе процессов и возможность выстраивать своё поведение в соответствии с ними. При этом государство не должно само устанавливать эти самые правила, обладая лишь ограниченным правом на их истолкование.

Сейчас же мы видим, как современное государство осуществляет тотальное вмешательство в жизнь каждого индивида, устанавливая и навязывая морально-правовые нормы, базирующиеся на совершенно непонятных большинству населения установках. Всё это прикрывается мишурой псевдодемократических властных институтов. Как следствие, всё большую популярность приобретают идеи переустройства мира, особенно на фоне высокого уровня эгоцентризма, обеспеченного развитием технологий, появлением виртуальной реальности и интернета.

Тут есть опасность свалиться в другую крайность, когда всякая эмпирическая личность осознает себя единичной и противопоставит себя «всеобщему», отрицая принятые нормы поведения, объявив при этом единственным источником права и морали — силу и могущество отдельной личности, в полном соответствии с идеями анархо-индивидуализма. На словах всё это звучит заманчиво и выглядит привлекательно. Но что может получиться на деле?

Давайте рассмотрим лишь один аспект полной децентрализации и лишения государства контрольных функций — исчезновение или самоустранение правоохранительных органов. Здесь нужно помнить, что человек существо социальное и все фантазии адептов абсолютного индивидуализма как абсолютной свободы рано или поздно столкнутся с суровой действительностью: они неизбежно пересекутся с пространством свободы других личностей. И здесь есть два варианта: либо гоббсовская «война всех против всех», либо силовое, принудительное ограничение свободы индивида волей другого индивида. В истории такое встречалось сплошь и рядом, особенно во время общественных катаклизмов. Судьба махновцев в этом плане очень показательна. Но гражданская война в России закончилась вот уже почти как сто лет, давайте рассмотрим более близкие варианты.

В этом смысле крайне показателен бразильский фильм «Город Бога». Пересказывать его не буду, советую посмотреть, хотя фильм очень тяжелый. Но там хорошо показано, к чему приводит индивидуализация при ослаблении морально-этических правил и без возможности поддерживать их соблюдение в постоянном режиме (в связи с отказом государства выполнять свои функции). Результатом этого становится жуткая деградация общества и отдельных людей. Происходит постепенная замена местечковых Робин Гудов на хладнокровных убийц Малыша Зе, создавшего целую корпорацию насилия. Она же в конце концов порождает своего могильщика — стаю кровожадных Маугли лет двенадцати, которые составляют список будущих жертв, не умея при этом даже писать. Вот истинные последствия анархии.

При внимательном просмотре «Город Бога» не оставляет сомнений в том, что ничего не происходит просто так и моральные устои общества исчезают не сами по себе, а злонамеренной волей заменяются на другие. Антиобщественные и античеловеческие. Но это уже другая история. А мы приходим к важному для себя выводу: государство, как инструмент поддержания жизнедеятельности человеческого социума, необходимо.

НО — ОСНОВАННОЕ НА ПРАВИЛЬНЫХ ПРИНЦИПАХ.