Одно из самых важных условий продуктивного сотрудничества — взаимопонимание, а для его достижения необходим общий язык общения. Причем не просто общность языка как чисто лингвистической конструкции, а близость в определении базовых понятий и их толковании, иными словами, общая культурная среда.

Если она есть, то люди идут «на одной волне», а если нет, то наступает «сдвиг по фазе», выражаясь на профессиональном сленге электротехников. И тогда переменные токи будут отличаться друг от друга не только по амплитуде, но и по этой самой фазе. На бытовом, неспециальном языке это означает, что одинаковым словам люди будут придавать разный смысл, а если два человека будут в «противофазе», то и прямо противоположный. А значит, с большой долей вероятности можно предположить, что они не достигнут взаимопонимания, а тем более не смогут объединиться.

Я не просто так заговорил на «инженерном» языке. Курьезы с пониманием технических терминов возникают регулярно. Специализированные тексты — это постоянная головная боль переводчиков. Классический пример такого недопонимания описан в книге «Экипаж “Меконга”» советских фантастов Е. Войскунского и И. Лукодьянова:

— “Naked conductor runs under the carriage”, - прочла Валя и тут же перевела:

— “Голый кондуктор бежит под вагоном... ” Неприлично и глупо!

Инженеры так и покатились со смеху.

— Послушай, как нужно правильно, — сказал Юра, отсмеявшись. — “Неизолированный провод проходит под тележкой крана”. Американский технический язык — это тебе, Валечка, не английский литературный. Здесь навык нужен...©

Но если кто думает, что подобные нестыковки могут возникнуть исключительно при «столкновении» различных профессиональных миров, то он ошибается. Это общее правило.

При этом сам язык, как часть национальной (этнической) идентичности, является обязательной, но не достаточной опцией для установления взаимопонимания. Хотя обычное незнание языков, конечно, может привести к конфликтам, подобно описанному Джалаладдином Руми в стихотворении «Изюм»:

О, если б повстречать им знатока,
Что знал бы все четыре языка.
Сказал бы он, что можно за дирхем,
То приобресть, что им желанно всем.

Поскольку каждый думал об одном,
Что выражал на языке своём.
Слова “ангур”, “эйнаб”, “узум”, “стафил”
Суть виноград, что им желанен был.

Быть может, тот знаток в одно мгновенье
Их озарил бы светом разуменья,
Чтоб четверо, что дрались и бранились,
В единомышленников превратились.©

Но, например, два математика, формально говорящие на разных языках, зачастую могут лучше понять друг друга, чем программист и музыкант одной национальности. Поэтому понимание того, из какой культурной среды вышел ваш контрагент, его «культурного кода», совершенно обязательно для правильного общения или восприятия его мыслей и пожеланий.

Здесь необходимо отметить, что же такое культурный код. Это совокупность принципов (базовых понятий), определяющая минимальный набор образов, связанных с каким-либо комплексом стереотипов в сознании. При этом, очень упрощенно, можно классифицировать культурные коды как глобальные, локальные и специализированные.

Самые важные среди них — глобальные коды. Причем любой глобальный код — это обязательно религия либо производное от неё. Даже формально атеистические идеологии, такие как марксизм, по сути являются переложением какой-либо религии на модернистские рельсы. Потому что только религия обладает потенциалом к объединению на общей платформе самых разных людей на самых разных территориях, вне зависимости от их уровня образования и общественного положения. Религиозный культурный код одинаков для бедного и богатого, чёрного и белого, мужчин и женщин. Когда религиозный человек использует в своей речи или деятельности какой-либо символ, его единоверцы понимают его примерно одинаково. В результате посыл, в нем заложенный, находит своего адресата и вызывает искомую реакцию.

На сегодняшний день самый распространённый культурный код, без сомнения, библейский. Именно он лежит в основе современной западной цивилизации. То есть с определенными разночтениями и натяжками, но мировоззрение западного человека до определенного времени было основано на Библии. Потому, когда христианин заводит речь о «золотом тельце», всем христианам и практически всем людям западной цивилизации понятно, что это аллюзия на библейскую историю об отпадении евреев от религии Моисея. Между тем индуист может подумать, что речь идет о статуе коровы. То есть он поймёт это выражение в чисто языковом плане, но смысловое значение может быть совершенно иное.

Так же и у мусульман есть свой культурный код — коранический. Мусульмане оперируют общими базовыми понятиями, вне зависимости от пола, национальности или места рождения. Например, упоминание «достоверного хадиса» подразумевает не просто констатацию того, что это изречение Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), но и утверждение законодательной сути данного изречения, что может быть совершенно непонятно христианину или атеисту.

В современном мире так же массово распространен гуманистический (научный) культурный код. Внедрен он относительно недавно, и его отличает тщательно проработанная историческая легитимация и ярко выраженный символизм, о чем я уже писал ранее.

По большому счету, список глобальных кодов можно на этом завершить и перейти к локальным кодам, отличительной особенностью которых является привязка к национальным, территориальным или государственным образованиям. Чаще всего это производное от одного из глобальных кодов, который каким-то образом трансформируется, подгоняется под интересы некоей группы и подаётся как новый культурный код. Однако это может быть и полноценная религия, ограниченная в своем прозелитизме какими-либо жесткими рамками, как, например, иудаизм или езидизм.

С третьей, специализированной, группой кодов все несколько проще. Это признак сообщества людей, связанных между собой профессиональной деятельностью, как упомянутые выше электрики или математики. В ходе своего развития подобные сообщества могут приобретать самые причудливые формы. Например, масоны сохранили профессиональный язык каменщиков, наполнив соответствующие термины новым, мистическим смыслом. Российская криминальная среда пользуется «воровской феней», жаргоном, который берет свое начало в символическом языке «офеней», своеобразной секте странствующих по просторам Российской империи торговцев. К этой же категории относятся различные субкультуры: готы, геймеры и прочие байкеры.

Можно приводить еще много примеров как разных кодов, так и их взаимного влияния. Но сказанного вполне достаточно, чтобы понять всю важность как верной идентификации собеседника, так и самоопределения. Причем отнесение себя к какому-либо культурному пространству — одна из самых сложных задач в жизни человека, потому что обычно люди оказываются в сфере влияния той или иной культуры (идеологии) не по своей воле. А это в корне неправильно. В этом вопросе необходима полная осознанность.

Например, культурный код является одним из четырех столпов нации первого уровня. Без культурной общности нет нации в современном смысле этого слова. Поэтому англичане появились со времен реализации проекта «Шекспир», а русские — после Пушкина. Но нациестроительство — вопрос очень деликатный, и его мы будем разбирать отдельно.

Здесь же для нас важно уяснить, что любой культурный код не является статичным и постоянным. Это динамичная, развивающаяся конструкция. Иначе он постепенно глохнет и исчезает, изменяясь под напором иных, более привлекательных и агрессивных систем. Примеры из недавнего прошлого показывают нам это во всей красе. Так, советский “новояз“ с его чудовищными аббревиатурами и жуткими словосочетаниями типа «эргично фукцировать» и «лимит времени прошу соблюдать» серьезно повлиял на формирование «советского человека». Нечто подобное мы наблюдали и в «лихие 90-е», когда людям на постсоветском пространстве навязали уважительно-романтичное отношение к ряду прежде отрицательных понятий. Убийцы и душегубы стали крутыми «киллерами», а про «путан» снимались фильмы и пелись песни.

Но подобные катаклизмы происходят не только с локальными кодами. Глобальные тоже не застрахованы от изменений. Можно привести в пример внедрение философии в исламское цивилизационное пространство в «эпоху переводов», что внесло существенные изменения в коранический культурный код. Еще более серьезные изменения произошли с библейским кодом в эпоху великих археологических открытий, которая началась с завоевания Египта Наполеоном и его легендарной фразы: «Солдаты, сорок веков смотрят на вас с высоты этих пирамид!» Разрушение традиционной библейской хронологии вкупе с внедрением гелиоцентрической системы мира и ньютоновской механики привело к созданию нового, научного культурного кода.

Такого рода процессы продолжаются на всем цивилизационном пространстве. Потому что одной из важнейших задач любой цивилизации (общественной структуры, сплоченной глобальным культурным кодом) является либо реформирование, либо уничтожение культурного кода противоборствующей цивилизации. Без этого полноценной победы не будет. Будет лишь временный успех, передышка между сражениями.

Но почему культурный код столь важен? Потому что сила, вес и мощь цивилизации состоит из мощи военной, экономической и дипломатической. И эти составляющие полностью зависят друг от друга: слабость одной вынужденно компенсируется за счёт других, ослабляя всю систему в целом, и наоборот. Реализовать же это триединство на практике возможно лишь при наличии единого, эффективного и дееспособного понятийного аппарата, который можно построить исключительно на базе общего культурного кода. Разрушите его, и рухнет вся структура. Улучшите его — получите цивилизационный рывок.

Рост или деградация любого сообщества всегда начинаются с принятия нового или изменения старого культурного кода. Поэтому любая общественная структура, заинтересованная в своем неуклонном развитии, обязана прикладывать максимум усилий для постоянной адаптации своего культурного кода к изменяющимся внешним условиям.

ПРИ СОХРАНЕНИИ ЕГО БАЗОВЫХ ОСНОВ.

Читайте по теме: О символах и символизме