В одной из своих недавних проповедей во время утренней мессы папа римский Франциск призвал свою паству быть терпимыми по отношению друг к другу. Если действительно желаешь добра брату — будь к нему снисходителен. Как нельзя исключить при операции анестезию, без которой пациент умрет от боли, сказал он, так и милосердная любовь действует в качестве обезболивающего препарата, помогая воспринять замечание в форме помощи. Даже братское замечание может причинить боль, и поэтому указывать на чужие недостатки следует "с любовью и смирением" (radiovaticana.va).

Казалось бы, ничего нового. Все это хорошо известно из священных книг, и для чего вообще приводить слова католического первосвященника на мусульманском сайте? Но давайте будем откровенны, нетерпимость по отношению к "своим" сегодня присуща мусульманам не меньше, чем христианам или иудеям. Авторитетным улемам, на которых равняются миллионы мусульман в разных странах, тоже следовало бы найти в себе силы для того, чтобы признать эту проблему. Что тут скрывать, духовный посыл, который принимают верующие от своих наставников, зачастую порождает сектантское мышление. Последователи разных мазхабов, тарикатов, а теперь и манхаджей не воспринимают друг друга и не желают прислушиваться к чужому мнению. Даже призыв к объединению вокруг общих целей и против общих врагов воспринимается некоторыми как опасное нововведение. Все в точности так, как описано в Коране: «Они раскололи свою религию на части, и каждая группа радуется тому, что имеет» (сура 23 «Верующие», аят 53).

Невежество в самых разных его проявлениях стало благодатной почвой для желающих вести за собой толпу. Больше не нужно учиться, работать и стремиться к успеху. Для того чтобы почувствовать себя состоявшейся личностью, достаточно поверить в то, что ты веруешь правильнее других. А чтобы сомнения вдруг не закрались в душу — никакого общения с инакомыслящими и никаких книг без одобрения "шейха". Потому и появляются в мечетях и социальных сетях активисты всегда правые во всем и сразу, к тому же наделенные полномочиями обличать и призывать к ответу.

Парадоксально, не правда ли? Разве вера не учит нас долготерпению и доброте? Разве мусульманин не должен искать оправдания для своего брата и думать о нем только хорошее? Разве не мягкостью и искренностью Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Аллаха, завоевывал сердца своих соплеменников и бедуинов? Если даже иноверцев следует призывать в ислам "мудростью и добрым увещеванием", почему мы не удосуживаемся поступать аналогичным образом с собратьями?

Вполне возможно, что такой подход вызывает вопросы. Наверняка, некоторые начнут возражать и говорить о бескомпромиссной борьбе улемов со сторонниками нововведений. Неужели эти рассказы можно противопоставить Корану, который призывает верующих к сплочению и объявляет их братьями? Разве допустимость резкого порицания отщепенца с дурными намерениями можно распространять на большинство мусульман, независимо от того, правы они или искренне заблуждаются? Разные ситуации должны получать разную оценку, а мерилом во всех случаях выступают Книга Аллаха и Сунна Его Пророка, мир ему и благословение Аллаха.

Поэтому и привлекли внимание слова понтифика, столь актуальные для мусульман в наше время. Согласимся, без доброго слова и братской любви невозможно залечить раны на теле нашей уммы. Как нельзя закрывать глаза на пороки, так и исправлять их нужно в мягкой форме, не обижая собеседника и не ущемляя его достоинство. Только тактичность и неподдельная искренность могут убедить человека в том, что замечание было сделано ради него и для его же блага. В противном случае он почувствует себя униженным, и внутренний протест в его сознании сведет на нет усилия призывающего. Хуже того, причиненная боль может еще больше отдалить его от истины и даже разрушить его сердце. А ведь это сердце, в котором живет вера и теплится надежда на спасение!