23 зуль-хиджжа 1124 года от Хиджры (10 января 1713) армия Великого могола Джахандар-шаха потерпела поражение от армии его племянника Фарруха Сияра. Богатейшая империя, занимавшая большую часть Афганистана и Индии, нуждалась в сильном правителе, который, подобно Акбару Великому, положил бы конец распрям и межрелигиозной вражде. Однако звезда Великих моголов уже клонилась к закату, и их место на индийском субконтиненте готовы были занять индуисты-маратхи, возглавившие борьбу против туранской элиты.

После смерти в 1707 году могущественного падишаха Аурангзеба, вошедшего в историю как ревностный защитник ислама, огромная Могольская империя начала клониться к своему закату. В короткой, но кровавой войне между его сыновьями Мухаммад Азам-шахом и Бахадур-шахом верх одержал последний. Годы его правления были отмечены противостоянием с другим его братом (единокровным) Мухаммадом Кам-Бахшом, восстаниями сикхов и раджпутов, а также нестабильностью в Декане и Бихаре.

Внутриполитическая ситуация усугублялась противоречиями между туранской и хиндустанской партиями в армии и правительстве. Несмотря на то, что большая часть мусульман страны были индийского происхождения, многие тюркские военачальники и министры смотрели на них как на людей низшего происхождения, те же в свою очередь видели в них притеснителей и захватчиков.

При Бахадур-шахе религиозная ситуация была омрачена и попыткой распространить шиитскую доктрину. Незадолго до смерти, когда падишах вместе с семьей находился в Лахоре, он решил изменить азан и текст пятничной хутбы. Это вызвало сопротивление улемов, и 2 октября 1711 года огромная толпа вышла на улицы, протестуя против решения падишаха. В итоге «виновные» были найдены и арестованы, а религиозный обряд остался прежним.

Бахадур-шах был набожным и благородным человеком с мягким характером, хотя и не проявлял должной решимости в государственных делах. Стараясь не обижать никого из своих приближенных, он едва ли отказывал им, когда они просили его о чем-нибудь. Тем не менее он пользовался уважением генералов и министров, что обеспечивало стабильность императорского двора. Последние несколько недель он болел, а 24 февраля 1712 г. слег в постель и через три дня умер. Он был похоронен во дворе мечети Аламгир в окрестностях Дели.

Среди сыновей Бахадур-шаха самым влиятельным был второй его сын — Мухаммад Азим-уш-Шан, субадар Бенгалии, Бихара и Ориссы. Его старший брат Мухаммад Джахандар любил развлечения, не интересовался государственными делами и не имел поддержки среди эмиров. Третий сын Рафи-уш-Шан завидовал старшему брату, а четвертый, которого звали Джахан-шах, был инвалидом. Сразу после смерти отца Мухаммад Азим-уш-Шан захватил императорский лагерь и занял выжидательную позицию, что позволило его противникам во главе с влиятельным Зульфикар-ханом собраться с силами и перетянуть на свою сторону трёх остальных принцев.

great-mughal800x484

15 марта 1712 г. на на реке Рави произошла битва между войсками Мухаммада Азим-уш-Шана и его братьями, которая продолжалась три дня и завершилась гибелью главного претендента на престол. Вслед за этим в споре с Джахандаром погиб младший брат, а когда претензии на трон предъявил Рафи-уш-Шан, свое слово сказали тюркские эмиры. Они перешли на сторону Джахандара, который был провозглашен новым падишахом. Вслед за этим последовала волна репрессий с казнями и конфискациями имущества, в ходе которой был убит и старший сын Азим-уш-Шана — Мухаммад Карим.

Недолгий период правления Джахандар-шаха был отмечен падением нравов при императорском дворе. Пока падишах предавался забавам и пьянству, его жена Лал Кумари (бывшая уличная танцовщица) и её родственники расхищали казну и обкрадывали народ. Джахандар-шах открыто пренебрегал религиозными обязанности, и его приближенные следовали его примеру. Престиж «хранителя Корана и повелителя Вселенной» низко пал в глазах народа, и воспользоваться этим не преминул второй сын Азим-уш-Шана — Мухаммад Фаррух Сияр, который провозгласил себя падишахом в Патне в апреле 1712 г.

Однако Фаррух Сияр не имел достаточно средств для того, чтобы собрать большую армию, и даже близкие соратники его отца не решались открыто поддержать его. Тут ему на помощь пришли двое «братьев-сайидов», как их стали называть впоследствии из-за их происхождения, Хасан Али и Хусайн Али из Бархи. Они командовали армейскими подразделениями при Аурангзебе, потом впали в немилость Бахадур-шаха, но получили высокие должности у его сына Азим-уш-Шана.

В августе 1712 г. Хасан Али-хан захватил казну Бенгалии, которая переправлялась в Дели, и начал собирать армию для Фарруха Сияра. Этот поступок вдохновил и других феодалов, недовольных политикой Джахандар-шаха. Дополнительные средства для армии поступили от ограбления голландской фактории в Патне.

18 сентября Фаррух Сияр выступил во главе 25-тысячной армии и двинулся на запад, и разбил лагерь у деревни Хаджуха. Ополченцы из соседних областей страны продолжали примыкать к его войску.

25 ноября к Хаджухе подошла 50-тысячная армия Изз-уд-Дина, сына Джахандар-шаха. Один из его командующих Чхабела Рам Нагар вместе со своими людьми перешел на сторону Фарруха Сияра, что сильно деморализовало правительственные войска.

28 ноября, после нескольких дней небольших стычек, Фаррух Сияр принял решение атаковать противника, но Изз-уд-Дин покинул лагерь под покровом ночи и сбежал в Агру, а на утро его лагерь стал легкой добычей для войска Фарруха Сияра.

Известие о бегстве принца шокировало Джахандар-шаха, и он распорядился подготовить новую армию, но казна была опустошена. Все золото и серебро, что было во дворце падишаха, даже золотые украшения на потолках, было роздано рекрутированным солдатам. Ценные предметы, которые лежали к хранилищах со времен Мухаммада Бабура, были распроданы для пополнения и оснащения армии.

Решающее сражение между армиями Джахандар-шаха и его племянника произошло 10 января 1713 г. недалеко от Агры. Артиллерия падишаха начала обстреливать позиции противника примерно в 3 часа дня, после чего в атаку пошла пехота. Обе стороны несли большие потери, и Зульфикар-хан, командовавший резервом численностью 25 тысяч человек, не решался бросить в бой свежие силы. В это самое время погибли двое командующих Джахандар-шаха, и в центре его армии началась паника. Этим воспользовался Хасан Али-хан, который с отрядом из 4000 человек ударил в тыл личной гвардии падишаха. Зульфикар-хан среагировал слишком поздно, когда Джахандар-шах и окружавшие его солдаты уже спасались бегством.

Великий могол бежал с поля боя в хауде своей жены и вернулся в Дели под видом нищего бродяги. Он попытался найти поддержку у Зульфикар-хана, но отец того Асад-хан убедил сына не действовать от лица проигравшего, а вместо этого арестовать его и сдать Фарруху Сияру. Впоследствии Джахандар-шах был убит в тюрьме по приказу нового падишаха.

Не избежал возмездия и сам Зульфикар-хан, который сначала заручился поддержкой Хасана Али. Тот обещал бывшему министру представить его Фарруху Сияру, чтобы использовать его влияние в городе. Но в окружении Фарруха Сияра были люди, не желавшие усиления «братьев-сайидов», и они расстроили их союз с Зульфикар-ханом и убедили последнего самостоятельно прибыть в лагерь падишаха. В результате Зульфикар-хан был схвачен и задушен, все имущество его семьи было конфисковано, а члены его семьи были арестованы. Это произошло 13 февраля, на следующий день после того, как Фаррух Сияр триумфально вступил в Дели.

В первые месяцы своего правления Фаррух Сияр жестоко расправился с бывшими министрами и богатыми торговцами, имевшими влияние при дворе Джахандар-шаха. Падишах оказался крайне мнительным и опасался заговоров против него. Легко попадая под влияние советников, он часто менял свое мнение и издавал противоречивые указы. В январе 1714 г. он приказал ослепить членов своей семьи, которые могли претендовать на трон. Жертвами этой акции стали Изз-уд-Дин (старший сын Джахандар-шаха), Вала Табар (сын Мухаммада Азам-шаха) и десятилетний Хумаюн Бахт (младший брат Фарруха Сияра).

Главные должности в правительстве Фарруха Сияра заняли «братья-сайиды», сыгравшие ключевую роль в битве под Агрой. Хасан Али-хан, принявший имя Сайид Абдаллах, был назначен главным визирем с титулом Кутб аль-Мулюк Зафар Джанг, а его брат — первым казначеем с титулом Амир аль-Умара Фируз Джанг. «Братья-сайиды» сумели завоевать и симпатии простого народа, который помнил об их заслугах при Аурангзебе. Всё это вызывало ревность у ближайшего окружения Фарруха Сияра, особенно его фаворита Мир-Джумлы, который убедил падишаха избавиться от двух могущественных министров.

mughal-empire1100x760

В начале января 1714 г. Хусайн Али-хан отправился на подавление восстания в Раджпутане, где местный правитель Аджит Сингх запретил возвещать азан и убивать коров, прогнал могольские войска из Джохпура и захватил Аджмер. Послушавшись бестолкового совета своих приближенных, Фаррух Сияр отправил послание мятежного раджпуту, в котором обещал вознаградить того, если он убьёт Хусайн Али-хана. Но Аджит Сингх не решился сразиться с ним и освободил занятые территории. Более того, он предложил выдать свою дочь замуж за могольского падишаха и согласился служить в его армии.

После установления порядка в Раджпутане Хусайн Али-хан вернулся в Дели (16 июля 1714). По дороге ему стало известно, что за время его отсутствия падишах передал большие полномочия своим фаворитам Мир-Джумле и Хан-Даурану: они получили в распоряжение личную гвардию, а их родственники были назначены на важные посты. «Братья-сайиды» прервали отношения с падишахом и в течение нескольких месяцев следили за развитием событий. Наконец в декабре они потребовали от падишаха выслать Мир-Джумлу из столицы, и тот был вынужден принять их условия. Мир-Джумла не был готов воевать с опытными генералами, а Хан-Дауран и вовсе заключил с ними сепаратное соглашение. Вступать в конфронтацию с «братьями-сайидами», опираясь только на личную гвардию, падишах не решился и отослал Мир-Джумлу в Бихар, назначив его субадаром (декабрь 1714).

Между тем в Пенджабе снова поднял мятеж предводитель сикхов Банда Сингх, который грабил деревни и вынуждал мусульман покидать родные места. Могольские войска под командованием губернатора Лахора Абдус-Самад-хана больше года преследовали Банду и в апреле 1715 г. блокировали его в крепости Гурдаспур (на севере Пенджаба). Организовав осаду, моголы окружили крепость земляным валом, частоколом и глубоким рвом по всему периметру. Сикхи стойко оборонялись, но к началу зимы запасы продовольствия в крепости иссякли. 17 декабря гарнизон сдался без каких-либо условий. Банда Сингх и 740 его последователей были доставлены в Дели и унизительно проведены по улицам города (15 марта 1716), а затем публично казнены в течение нескольких дней.

Восстание сикхов было жестоко подавлено, но это едва ли способствовало усилению центральной власти в империи. Нерешительность и болезненная подозрительность Фарруха Сияра, а также его соперничество с «братьями-сайидами» подорвали авторитет падишаха в глазах могущественных феодалов. Кроме того, на западе Декана набирало силу движение маратхов, которые консолидировались вокруг клана Бхонсле и совершали набеги на земли мусульман. Ни падишах, ни его генералы даже представить не могли, что через два десятилетия их великолепная столица будет разграблена индуистами.