6 зуль-хиджжа 1132 года от Хиджры (27 сентября (8 октября) 1720) недалеко от деревни Тодабхим, что между Агрой и Джайпуром, в результате заговора был убит Хусайн Али-хан, один из «братьев-сайидов», которые стояли за чередой дворцовых переворотов в Дели. В последующие годы убийство влиятельного министра из клана сайидов Барха обросло легендами, а шиитские проповедники стали называть это событие «индийской Кербалой».

После свержения Фарруха Сияра в конце февраля 1719 года визирь Сайид Абдаллах и его брат Хусайн Али-хан, занимавший должность бахши — первого казначея, приобрели сильную оппозицию в лице недовольных тюркских эмиров. Всё лето 1719-го «делатели царей», как прозвали историки «братьев-сайидов», провели в борьбе против Шаисты-хана, дяди убитого Фарруха Сияра, и принца Неку Сияра, внука Аурангзеба. И хотя сайидам удалось без труда сломить сопротивление обоих, их планы были полностью подорваны слабым здоровьем их ставленников, братьев Рафи-ад-Дараджата и Рафи-уд-Даули, сыновей Рафи-уш-Шана, третьего сына Бахадур-шаха. Первый из них носил титул падишаха чуть больше трёх месяцев, а второй — четыре с половиной месяца, и оба умерли от чахотки.

Смерть Рафи-уд-даули во время похода в деревне Бидьяпур (недалеко от Бхаратпура) застала «братьев-сайидов» врасплох, и они тайно привезли из Дели принца Рушана Ахтара, 17-летнего сына Джахан-шаха, четвёртого сына Бахадур-шаха. 27 сентября 1719 года он был провозглашён падишахом с громкими титулами Абу аль-Фатх Насир ад-Дин Мухаммад-шах, как того требовали традиции. Как и его предшественники, он был отстранён от принятия решений и находился под присмотром доверенных людей «братьев-сайидов».

Следующие полгода Сайид Абдаллах и его брат были поглощены разрешением споров с вождями раджпутов в Аджмере и Аллахабаде. Но ещё большее их беспокойство вызывало усиление в Малве влиятельного феодала Низам-уль-мулька, которого они сами же удалили из Дели в середине марта того же года.

hindustan-map800x1058

Низам-уль-мульк находился при дворе Фарруха Сияра после того, как Хусайн Али-хан сместил его на посту субадара Декана. Братья пытались избавиться от него ещё до переворота и предлагали ему возглавить провинцию Бихар с центром в Патне, где часто случались волнения. Но опытный политик выждал более подходящий момент и, когда освободилась должность субадара Малвы, согласился переехать в Удджайн (центр субы Малва) при условии, что он не будет смещён так же, как с ним поступили прежде.

Осенью 1719-го Низам-уль-мульк начал укреплять свою армию для защиты южных границ от маратхов, которые благодаря расчётливой политике пешвы Баладжи Висванатха обрели большую силу. Когда «братья-сайиды» получили тайные сообщения об этом от своих агентов, они решили немедленно отозвать Низам-уль-мулька обратно и отправили ему соответствующий фирман. Одновременно они поручили своему племяннику Алиму Али-хану, вице-субадару Декана, собрать армию, а также направили к границам Малвы отряд Дилавара Али-хана, казначея Хусайна Али-хана, к которому примкнули местные раджпутские вожди.

Вместе с фирманом Низам-уль-мульк получил и обещание назначить его правителем Акбарабада сразу после того, как он прибудет в Дели. В том, что это было дешёвой наживкой, Низам-уль-мульк уже не сомневался. К тому времени он получил письмо от своего двоюродного брата Мухаммада Амин-хана, командующего армией в Агре, который сообщил ему о намерениях «братьев-сайидов» расправиться с ним. Поэтому Низам-уль-мульк, получив фирман, отправил послания своим сторонникам в Агре и Декане о том, что он возвращается в Дели. О его истинных намерениях знали лишь его приближённые.

Через два или три дня Низам-уль-мульк вместе со своей семьёй и многочисленной гвардией покинул Уджжайн и направился в сторону Дели, а спустя ещё несколько дней они резко изменили курс и двинулись в сторону Хандеша, к реке Нармада, которую они перешли вброд 8 мая 1720 года.

План Низама состоял в том, чтобы захватить власть в Декане, где у него было много сторонников. Своей первой целью он выбрал крепость Асиргарх, которая располагалась в 45 милях от Нармады и недалеко от Бурханпура. Подкупив одного из эмиров, его люди 20 мая захватили крепость и арестовали пожилого командира гарнизона. Вскоре после этого к мятежному субадару примкнули его сторонники, а его доверенный эмир Гияс-хан повёл армию на Бурханпур.

Несмотря на то, что на помощь гарнизону Бурханпура подоспел отряд маратхов, фаудждар Анвар-хан был в трудном положении. Жители города требовали от него принять бой в открытой местности, чтобы их дома не пострадали во время осады и штурма. Анвар-хан, не отличавшийся особой доблестью, решил не оказывать сопротивления, и 24 мая сдал город лично Низам-уль-мульку.

burhanpur800x484

В это самое время произошло любопытное событие, характеризующее нравы правителей Хиндустана той эпохи. Через Бурханпур проезжала мать Сайф-уд-Дина Али-хана, младшего брата визиря Сайида Абдаллаха, она вместе с внуками ехала из Аурангабада в Мурадабад, чтобы присоединиться к своему сыну, фауджару Мурадабада. Когда их задержали люди Низам-уль-мулька, госпожа послала к нему своему слугу с драгоценностями и просьбой не причинять им вреда. Низам отказался брать у неё драгоценности, наградил слугу дорогой одеждой, послал детям фрукты и приставил к семье визиря конвой из двухсот всадников, который сопроводил их до реки Нармада.

Между тем «братья-сайиды» были раздосадованы тем, что происходило в Хандеше. Хусайн Али-хан в привычной для него эмоциональной манере говорил, что Низама вообще нельзя было выпускать из Дели, и хотел самолично выступить против него. Но Сайид Абдаллах, несмотря на упрёки брата и обвинения в малодушии, убедил его не спешить и предоставить армиям Дилавара Али-хана и Алим Али-хана разобраться с мятежниками. Первый из них, как мы уже отмечали, находился у границ Малвы и должен был отрезать Низам-уль-мулька с севера, а второй, собрав всех соседних фауджаров и союзных маратхов, должен был подойти с юга.

Алим Али-хан начал серьёзнейшие приготовления к походу, не жалея средств на сбор армии. Его поддержал чхатрапати маратхов Шаху, приславший войска под командованием сенапати Кханди Рао Дхабарии, а также многие эмиры, даже те, которые не питали симпатий к «братьям-сайидам». Среди них были и сторонники влиятельного клана Давуд-хана Панни, убитого Хусайном Али-ханом, вероятно, потому что Алим Али-хан был женат на их родственнице. В конце концов армия численностью около 30 тысяч человек двинулась на север из Аурангабада в начале шабана (вторая неделя июня) 1720 года.

К тому времени Дилавар Али-хан уже пересёк Нармаду и приближался со стороны Хандии. Его армия насчитывала всего 13 тысяч человек, но они были хорошо обучены. Шесть тысяч из них были лучшими воинами из личной гвардии Хусайна Али-хана, в основном, хиндустанцы и афганцы.

Оценив ситуацию, Низам-уль-мульк решил поспешить навстречу Дилавар Али-хану, чтобы сначала сразиться с его армией. Он отправил свою семью в Асиргарх и выслал вперёд отряды артиллерии, а сам покинул лагерь рядом с Бурханпуром 15 июня. Спустя четыре дня две армии встретились где-то между Бурханпуром и Нармадой, в холмистой местности, которая в источниках называется Пандхар. Согласно «Тарих-и Хинди», это произошло недалеко от Кхандвы, между Бурханпуром и Хандией.

Битва началась 19 июня после полуденной молитвы обоюдными артиллерийскими обстрелами, вслед за которыми конница и слоны Дилавара Али-хана атаковали центр обороны Низама. Афганцы и раджпуты сражались мужественно, но удача была на стороне мятежного субадара. Дилавар Али-хан, лично возглавивший атаку, погиб от ранения в грудь, а потом раджпуты потеряли двух своих вождей. После этого они начали бросать орудие и беспорядочно бежать. Вслед за ними побежали афганцы, которых начала преследовать конница маратхов Низама.

Известие о трагедии в Падхаре застало Алима Али-хана на пути к Бурханпуру. Его войска не сумели воспользоваться отсутствием Низам-уль-мулька в городе, потому что сразу после победы передовые отряды его армии вернулись для обороны Бурханпура. Алим Али-хан в замешательстве не стал двигаться дальше и разбил лагерь в 17 косах (примерно 38 миль) к югу от Бурханпура.

В начале июля донесения о событиях в Хандеше достигли Дели. «Братья-сайиды» никак не предполагали такого развития событий, тем более что семья Хусайна Али-хана по-прежнему находилась в Аурангабаде, а значит, фактически была заложником сложившейся ситуации. И хотя Низам-уль-мульк проявил благородство по отношению к семье Сайф-уд-Дина Али-хана, ничто не гарантировало того, что он поступит так же и с близкими своего главного врага.

В послании, которое Сайид Абдаллах отправил Низам-уль-мульку, последнему было обещано, что он будет назначен субадаром всех провинций Декана, если обеспечит безопасность Алиму Али-хану и семье Хусайна Али-хана и позволит им уехать в Дели. Отдельным письмом Хусайн Али-хан оправдывался за «самовольные» действия Дилавара Али-хана, который уже «получил по заслугам».

Между тем Алим Али-хан, к которому примкнуло около двух тысяч воинов, выживших под Падхаром, решил двигаться дальше на Бурханпур. Некоторые из его эмиров предлагали вернуться в Аурангабад или даже отступить ещё дальше на юг, в Ахмеднагар. Вожди маратхов, умевшие вести партизанскую войну, поддерживали это решение и были согласны сдерживать Низам-уль-мулька до прихода основных сил Хусайн Али-хана. Низам-уль-мульк со своей стороны тоже хотел избежать сражения и послал Алиму Али-хану письмо, в котором посоветовал ему забрать своих женщин и вместе с ними уехать к дядюшкам в Дели. Но молодой командующий, имея превосходство в силе, не намеревался отступать, и армия Низама встретила его у реки Пурна.

Противники находились на противоположных берегах реки, не имея возможности перебраться через неё из-за непрекращающихся дождей и паводка. После нескольких дней армия Низама направилась вдоль реки на восток, в сторону Берара, и 20 июля с большим трудом, но без потерь, перешла вброд реку. Теперь они находились на землях маратхов, которые следовали за ними по пятам и время от времени совершали кинжальные нападения. В десяти милях к югу от реки, в труднодоступном месте недалеко от деревни Сегаон, Низам-уль-мульк разбил лагерь, чтобы его люди отдохнули после длительного перехода. Там же мусульмане встретили праздник Ураза-байрам (5 августа 1720 года).

mughal-scenes800x484

После праздника обе стороны начали приготовления к решающему сражению. 10 августа две армии мусульман сошлись на равнине недалеко от города Балапура, и сначала перевес был на стороне правительственной армии, которой удалось смять центр противника. Но когда Алим Али-хан на своём слоне вырвался слишком далеко вперёд, люди Низама отрезали его и сбросили со слона. Раненый юноша не прекратил сражаться и громко кричал, вызывая на бой ненавистного Низам-уль-мулька, когда кто-то из воинов отрубил ему голову. Алиму Али-хану было всего 22 года.

Под Балапуром армия сайидов потеряла убитыми семнадцать или восемнадцать эмиров, а оставшиеся в живых перешли на службу Низам-уль-мульку. Через несколько дней сторону Низама принял и наместник Хайдарабада Мубариз-хан, который до того изъявил готовность воевать на стороне «братьев-сайидов». В результате в Декане у Низам-уль-мулька не осталось ни одного серьёзного соперника.

Тем временем семья Хусайна Али-хана, узнав о случившемся, обратилась за убежищем к коменданту крепости Даулатабад, который был из знатного бухарского рода, и тот, несмотря на разногласия с Хусайном Али-ханом, взял их под своё покровительство. Сам же Хусайн Али-хан узнал о гибели и поражении своего племянника 26 августа, когда он готовился к походу в Декан.

«Братья-сайиды» решили, что Хусайн Али-хан отправится в поход вместе с падишахом Мухаммад-шахом, императорской артиллерией и главами четырёх суб Хиндустана и шести суб Декана. Хусайн Али-хан, не желая оставлять брату слишком много власти, хотел взять с собой всех членов дивана, но Сайид Абдуллах настоял на том, чтобы Дели и Агра не оставались бесконтрольными.

Поход начался 11 сентября, и для того, чтобы заручиться поддержкой раджпутов, Хусайн Али-хан направился не сразу на юг, а в Аджмер. Армия двигалась медленно, делая остановки для празднования годовщины царствования Мухаммад-шаха, для посещения мавзолея суфийского шейха Салима Чисти, для отдыха в тенистых садах Бахадурпура и по другим поводам. В результате за четыре недели огромный караван добрался лишь до деревни Тодабхим, что в 75 милях от Агры.

mughal-campaign800x

Несмотря на то, что опытный Хусайн Али-хан старался не терять самообладания, многие знатные феодалы и эмиры не скрывали своего беспокойства и под разными предлогами пытались уклониться от участия в походе. Другие просили разрешения бахши привезти его семью из Декана в целости и сохранности, и тогда в сражении между мусульманами не будет больше надобности. Но ущемлённая гордость «делателя царей» не позволяла ему трезво оценить ситуацию.

Тем временем несколько влиятельных феодалов, среди которых были Мухаммад Амин-хан, Хайдар Кули-хан и Мир Джумла, составили заговор с целью убить Хусайна Али-хана. Когда об этом намекнули юному падишаху, тот дал понять, что он не против избавления от влиятельного бахши. Сначала заговорщики намеревались убить сайида во время марша, но тот неожиданно пересел на слона, и реализовать коварный план не удалось. Тогда был разработан новый план, и заговорщики решили не медлить.

Утром 8 октября Хусайн Али-хан, как обычно, представился падишаху и вошёл в свою палатку. Его сопровождали несколько эмиров, и вдруг Мухаммад Амин-хан притворился, что ему плохо, и упал на землю. Когда слуги отнесли его в соседнюю палатку, рядом с сайидом осталось всего два или три человека. В этот момент Хайдар-бек Дуглат, вызвавшийся совершить убийство, спросил разрешения войти в палатку, чтобы подать ему прошение, а потом напал на него и отрезал ему голову.

Сразу после убийства Мухаммад Амин-хан вошёл к падишаху и потребовал от него принять на себя командование армией. Родственники сайидов попытались схватить Мухаммад-шаха, но заговорщики не позволили им сделать это. Без промедления был отдан приказ окружить лагерь обезглавленного бахши, и многие его приближённые были убиты. За исключением нескольких сундуков с монетами и драгоценностями, которые были доставлены падишаху, всё имущество бахши было разграблено солдатами.

Убийство Хусайна Али-хана, первого казначея падишаха, подорвало власть «братьев-сайидов», которые фактически управляли Империей Великих моголов с января 1713 года. Для того чтобы избежать участи своего брата, визирь Сайид Абдаллах решил посадить на Павлиний трон другого принца и его именем начать войну против Мухаммад-шаха. Политический кризис в Дели достиг своего апогея, и развязка была уже близко.