13 раджаба 1207 года от Хиджры (13 (24) февраля 1793) султан Селим III издал указ о переустройстве османской армии. Военно-административная реформа, вошедшая в историю как «Новый порядок» (низам-и джедид), была попыткой восстановить экономическую и военную мощь империи, которая уже вступила в фазу распада. За короткий срок султану удалось осуществить большие перемены, однако в итоге они стоили ему сначала трона, а затем и жизни.

Известие о падении крепости Ози (современный Очаков) в декабре 1788 г. привело в смятение всю Османскую империю. Пожилой султан Абдул-Хамид I, ввязавшийся в войну одновременно с империей Габсбургов и Россией, перенёс инсульт и скончался через четыре месяца. Поскольку солдаты и крестьяне связывали военные неудачи с неумелыми действиями падишаха, воцарение его племянника Селима III, человека образованного и решительного, было встречено с большим одобрением.

Селим был сыном султана Мустафы III, а его мать была родом из Грузии. Он получил прекрасное образование во дворце Топкапы и рано начал приобщаться к государственным делам. Но после смерти отца, когда ему было всего тринадцать лет, ему было запрещено покидать дворец, и все последующие годы он посвятил изучению арабского и персидского языков, поэзии и наук. Сохранилась даже его тайная переписка с французским королём Людовиком XVI.

Историки описывают Селима как человека смелого, щедрого и сострадательного. Он поощрял развитие наук и искусств, в период его правления библиотеки Стамбула пополнились научными трактатами, написанными на турецком языке или переведёнными с европейских языков. Образцы каллиграфического искусства, относящиеся к его времени, сохранились в Мечети Пророка в Медине. Он писал газели под псевдонимом Ильхами, и его авторству принадлежат четырнадцать композиций классической турецкой музыки.

Вместе с тем Селим хорошо владел оружием и был осведомлен о реальном положении дел в государстве. В одном из своих посланий к наместникам он писал: «Несправедливости стало больше, и оттого повсюду разруха. Кадии, наибы, воеводы, аяны и сборщики джизьи творят всякое беззаконие, и всё потому, что вы назначаете на должности негожих людей». Дела в Османской империи действительно были хуже некуда, и продолжалось это уже не первый десяток лет.

Экономическая система, выстроенная при первых султанах по образцу финансовых систем сельджукидов и ильханидов, сильно зависела от территориальных завоеваний, которые прекратились после поражения под Веной в 1683 г. Регулярные поступления в единую государственную казну (хазине-и амира), созданную при султане Мураде I, обеспечивали налоги. Надзор за выплатами и поступлениями осуществляли бакы куллары, своего рода налоговая полиция, учреждённая Селимом I. Однако собранных с населения средств никак не хватало для ведения неуспешных военных кампаний.

Собственно говоря, османы столкнулись с этой проблемой задолго до второй осады Вены. Брешь в казне была пробита уже при султане Мураде III, который в 1578 г. развязал войну против Сефевидов. Кстати, великий визирь Соколлу Мехмед-паша, назначенный на эту должность ещё Сулейманом Великолепным, был против этой войны, но султан, помышлявший о военных успехах, не прислушался к его мнению.

Ещё большим ударом по османской экономике стал приток дешёвого золота и серебра из Америки в Европу, что привело к обесцениванию османской акчи (серебряная монета). Параллельно уменьшалось значение сухопутных торговых путей в снабжении Европы, и всё это вынуждало османов идти на серьёзные уступки европейским державам. К примеру, в 1569 г. турки предоставили торговые преференции французам, в 1583 г. — англичанам, в 1612 г. — голландцам, 1615 г. — австрийцам и т. д.

На ещё большие капитуляции турок вынуждали военные поражения. К примеру, после подписания Пожаревацкого мирного договора 1718 г. был подписан и торговый договор, предоставивший австрийским подданным право свободной торговли на всей территории Османской империи при уплате всего 3% ввозной и вывозной пошлин.

К середине 18-го века в Турции сформировалась прослойка привилегированных иностранных торговцев, пользовавшихся большими преференциями. Они приближали к себе греков и армян, подданных султана, которые работали с ними и с иностранными дипломатами в качестве переводчиков и впоследствии тоже были освобождены от уплаты налогов.

Естественно, власти в Константинополе пытались изменить ситуацию. В 1653 г. великий визирь Тархунчу Ахмед-паша впервые предложил проект бюджета, в котором были указаны основные статьи расходов и доходов. Для устранения дефицита бюджета регулировались налоги, уменьшались государственные расходы, сокращалась численность янычарского войска.

Наряду с этими грубыми методами были изменены условия аренды государственных источников дохода. Практика выставления на аукцион предприятий, доходы от которых поступали в государственную казну (эти единицы дохода назывались мукатаа), существовала уже давно, но если раньше срок аренды ограничивался тремя годами, то теперь они передавались в пожизненное пользование. Этот институт, получивший название маликане, возник в 1695 г. На первых порах он способствовал пополнению казны, но со временем привел к росту коррупции, а после смерти арендаторов предприятия не возвращались государству.

В собственность феодалов постепенно стали переходить и тимары — военные лены, держатели которых должны были нести военную службу. Пользуясь слабостью центральной власти, многие из них выкупали эти поместья у государства по заниженным ценам, вследствие чего казна недосчитывалась так необходимых ей денег. А денег не хватало даже на выплату зарплаты военным и госслужащим.

В 1775 г. были выпущены государственные облигации, по которым инвесторы получали пожизненное право на получение доходов от налоговых поступлений. Фактически государство одалживало наличные у подданных, и чем дольше те жили после этого, тем выгоднее для них становилось такое капиталовложение. В конце концов для погашения долгов государство начало брать кредиты в Голландии, Испании и Марокко.

Таким было положение внутри империи, когда к власти пришёл Селим III. Но главная угроза государству на тот момент исходила от наступавших армий Австрии и России. Турки терпели одно поражение за другим, теряя десятки тысяч убитыми и пленными, и к началу ноября 1789 г. русские войска заняли Бендеры и дошли до Дуная, а австрийцы заняли Белград и Бухарест.

В такой сложнейшей ситуации Селима III выручила дипломатия. 1 февраля 1790 г. турки заключили военный союз с Пруссией взамен за предоставление прусским торговым кораблям таких же привилегий, как и другим государствам. Известие об этом поставило австрийцев и русских в неудобное положение. И без того затянувшаяся война могла принять неожиданный оборот, и всем хотелось заключить мир на наиболее выгодных для себя условиях.

После чувствительного поражения австрийцев под Журжу они вступили в сепаратные переговоры, и в августе 1791 г. был заключен Систовский мир, по которому Австрия в итоге возвратила Турции все завоеванные земли. Ясский мирный договор с Россией был подписан после долгих переговоров 29 декабря того же года, и Турция навсегда уступила русским Крым, а граница между империями была отодвинута до Днестра.

Завершение этих войн произошло на фоне исторических перемен в Османской империи. В начале августа 1791 г. Селим III после совещания с визирями и пашами распорядился, чтобы ему представили предложения по преодолению кризиса в стране. В результате на рассмотрение султану было представлено 22 проекта, большая часть которых принадлежала не военным, а гражданским лицам.

Предложения касались социальной, финансовой, религиозной, но в первую очередь военной сферы. Среди рекомендаций великого визиря Коджа Юсуф-паши было, например, создание отрядов народного ополчения, которые будут освобождены от выплаты налогов и в мирное время будут обеспечивать безопасность в городах и селах, а в военное время будут отправляться на фронт.

Тем временем после восьми месяцев пребывания в Вене в качестве посла в Стамбул вернулся Абубекир Ратыб-эфенди. Его миссия заключалась в ознакомлении со всеми сторонами жизни империи Габсбургов. По итогам своей поездки он составил подробный отчёт на 490 листах, в котором описал организацию австрийской армии, государственное устройство, налоговую систему, деятельность банков, таможни и т. д. Именно его видение в конечном итоге определило характер реформ, которые буквально встряхнули всё османское общество.

13 февраля 1793 г. Селим III издал указ о переустройстве османской армии. Конечной целью этой реформы было наведение порядка в действующих частях, создание новых воинских частей по европейскому образцу и модернизация вооружения османской армии.

Новая армия получила название низам-и джадид, а для её организации были привлечены французские офицеры. Первые подразделения «нового порядка» насчитывали 1600 человек и размещались в казармах в Левенте, но их численность планировалось увеличить до 12 тысяч, и в 1794 г. в Ускюдаре началось строительство новых больших казарм.

Также были приняты решительные шаги по модернизации артиллерийских войск и флота, для обучения турецких военных были приглашены инструкторы из Франции и других европейских государств. В 1795 г. на берегу Золотого рога было открыто военно-инженерное училище, в котором преподавали местные специалисты.

Для беспрепятственного финансирования этих проектов было создано отдельное казначейство Ирад-и Джедид, бюджет которого формировался от некоторых видов налогов, в том числе налога с продажи алкогольных напитков.

Параллельно была предпринята попытка навести порядок в воинских частях янычар. К тому времени эти некогда элитные войска, составлявшие ядро османской армии, успели превратиться в разнузданную военщину. Среди них участились случаи дезертирства, многие янычары занимались мелкой торговлей и разного рода незаконной деятельностью. Усмотрев в нововведениях султана угрозу своему положению, янычары начали противиться приказам и вести агитацию против низам-и джедид. Определенную роль в этом противостоянии сыграли иностранные дипломаты и чиновники, не верившие в успех реформ.

С беспокойством восприняли перемены и многие религиозные деятели. Опасаясь усиления иностранного влияния, они распространяли среди малограмотного населения сильно преувеличенные слухи о том, что происходит в новых армейских частях. Офицеры и солдаты низам-и джедид носили новое обмундирование, отличное от традиционного, и для малограмотных людей уже этого было достаточно, чтобы усмотреть что-то неладное и очень опасное.

В этот самый момент Селим III получил неожиданный удар от своих союзников — французов. В начале июля 1798 г. войска под командованием генерала Наполеона Бонапарта высадились недалеко от Александрии, легко овладели городом и двинулись на Каир. Ряд тяжёлых поражений, которые французы нанесли османским войскам в Египте в течение первых трёх недель, эхом отозвались в Константинополе. Доверие к султану-реформатору, «проникшемуся любовью к изобретениям гяуров», было подорвано.