2 зуль-каады 500 года от Хиджры (25 июня (2 июля) 1107) войска султана Мухаммада Тапара штурмом взяли крепость Шахдиз, которую на протяжении нескольких лет удерживали низариты-сторонники Хасана ибн ас-Саббаха. Все последующие 11 лет своего правления сельджукский султан, несмотря на внешние угрозы, не прекращал борьбу против низаритов, и был близок к захвату их главного оплота — крепости Аламут. И только внезапная кончина Мухаммада Тапара в возрасте 36 лет вынудила сельджуков снять осаду.

Правление великого султана Мухаммада Тапара пришлось на один из самых смутных периодов в истории мусульманского Ближнего Востока. Ко времени его воцарения (26 джумадаль-уля 498 г. х. = 13 февраля 1105) в Северной Сирии и Палестине были образованы государства крестоносцев, а Византия восстановила контроль над значительными территориями в Малой Азии. Сельджукское государство хотя и простиралось от Туркестана до Синайского полуострова, но было ослаблено феодальными распрями, а главное — двенадцатилетним конфликтом между наследниками султана Малик-шаха, умершего в 1092 г.

В этот период обострились противоречия между военными феодалами и податными сословиями. Налоги и постоянные войны ложились тяжёлым бременем на крестьян, ремесленников и торговцев. С другой стороны, ленники (иктадары), пользуясь ослаблением центральной власти, становились пожизненными и даже наследственными собственниками пожалованных им земель.

Внутриполитическая нестабильность в Халифате всегда была благоприятной средой для распространения шиитских взглядов. Однако ещё свежи были воспоминания о правлении шиитской династии Буидов, когда из-за религиозных споров на улицах Багдада и других городов даже проливалась кровь. Поэтому при сельджуках у имамитов, внезапно лишившихся политической власти, не получалось организоваться заново. Зато среди них стали энергично работать исмаилитские проповедники (даи), агитировавшие в пользу правивших в Египте Фатимидов.

Исмаилиты организовывали тайные ячейки в разных городах Халифата, от Йемена до Хорасана, но их сложные религиозно-философские доктрины не находили понимания у большинства мусульман. Из-за своего частого апеллирования к «скрытому» (батын) и весьма сомнительному смыслу коранических аятов их даже называли батынитами. Деятельность исмаилитов-батынитов никак не влияла на политический фон в Сельджукском государстве до раджаба 493 г. х. (сентябрь 1090), когда харизматичный даи Хасан ибн ас-Саббах захватил горную крепость Аламут (примерно в 100 км от Казвина).

Хасан ибн ас-Саббах родился в шиитской семье. Его отец ‘Али ибн Мухаммад придерживался имамитских взглядов и дал своему сыну хорошее воспитание и образование. Помимо религиозных дисциплин, Хасан прекрасно разбирался в математике, астрономии, логике и философии. После встречи с исмаилитом Амирой Заррабом он начал увлечённо интересоваться идеями батынитов. Потом была встреча с ‘Абд аль-Маликом ибн ‘Атташом, главой исмаилитских даи в Западной Персии, и Хасан начал постепенно приобщаться к методам и таинствам исмаилитского призыва. Потом была поездка в Каир, где таланты молодого и энергичного проповедника были оценены по заслугам. Он был назначен представителем (худжжа) халифа аль-Мустансира Биллах в Хорасане.

Вернувшись из Египта, Хасан ибн ас-Саббах в 1081 г. прибыл в Исфахан и начал налаживать связи с исмаилитскими ячейками по всей Персии. Он разъезжал по Керману, Йезду, Хузистану и другим областям, но наибольшую поддержку нашел в Гиляне и Мазендеране. В конце концов он принял решение обосноваться в крепости Аламут, которую и занял усилиями своих сторонников.

Открыто выступив против сельджуков, Хасан ибн ас-Саббах фактически объявил войну огромной империи, и в своей борьбе он не гнушался такими методами, как подкуп чиновников, запугивание феодалов и физическое устранение тех, кто представлял для него угрозу. Среди жертв исмаилитов был визирь Низам аль-Мульк (октябрь 1092), игравший ключевую роль в государстве со времён султана Алп-Арслана (1063—1072). Спустя месяц после его убийства при сомнительных обстоятельствах скончался и султан Малик-шах, сын Алп-Арслана; предположительно, он был отравлен.

При жизни фатимидского халифа аль-Мустансира Биллах (1036—1094) Хасан ибн ас-Саббах агитировал в его пользу, считая его законным преемником Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха. Но после его смерти фатимидский визирь аль-Афдаль Шаханшах отказался признать халифом его старшего сына Абу Мансура Низара и передал власть другому сыну — Ахмаду, который принял титул аль-Мустали Биллах. Низар попытался силой захватить власть, но был схвачен и казнён, а исмаилиты разделились на две группы: низаритов и мусталитов.

Хасан ибн ас-Саббах остался верен Низару и даже отправил людей в Египет, чтобы те привезли в Аламут кого-либо из его потомков, если таковые окажутся. С того времени последователей Хасана стали именовать низаритами, а их предводитель сформулировал основы доктрины, отличной от устоявшейся исмаилитской, которую он называл «новым призывом».

Воспользовавшись конфликтом между сыновьями Малик-шаха, низариты сумели захватить несколько крепостей от Гиляна на севере до Хузистана на юге. Они склонили на свою сторону людей из окружения султана Баркиярука и враждовавшего с ним его брата Мухаммада Тапара, причём в этом противостоянии обе стороны обвиняли друг друга в сотрудничестве с низаритами. Подкупая и запугивая слуг, они узнавали подробности тайных разговоров и личных встреч султана и его эмиров, а потом использовали их для распространения слухов и устранения своих противников.

img 1 20181212 2043030809

Центром «нового призыва» в самом центре Сельджукского государства была крепость Шахдиз (персидское название Дизкух), расположенная на горе Соффа, всего в пяти милях от Исфахана. Согласно историку Ибн аль-Асиру, эта крепость была построена султаном Малик-шахом, но вполне возможно, что сельджуки лишь перестроили и укрепили её. Считается, что она была захвачена низаритами после 494/1100 г. Во главе их находился Ахмад, сын ‘Абд аль-Малика ибн ‘Атташа, того самого, которого Хасан ибн ас-Саббах почитал как своего наставника.

В отличие от своего отца, Ахмад Ибн ‘Атташ не был человеком учёным, но его решительные действия позволили низаритам быстро освоиться в окрестностях Исфахана. Примерно в 10 км от крепости Шахдиз они захватили ещё одну крепость Ханланджан (персидское название Кухе-Боз означает «Козлиная крепость»). На протяжении нескольких лет отряды низаритов собирали дань с крестьян и устраивали засады на дорогах, чем вызвали на себя гнев местных жителей.

Поэтому, едва султан Мухаммад Тапар устранил угрозу в лице влиятельных эмиров, сторонников его умершего брата, бывшего султана Баркиярука, он решил покончить с низаритами в Исфахане. Осада крепости Шахдиз началась 6 шабана 500 г. х. (2 апреля 1107). Это могло произойти и раньше, в конце февраля, но низариты прибегли к испытанной тактике и при помощи сфабрикованных писем распространили слухи о том, что конийский султан Кылыч-Арслан занял Багдад и что в Хорасане начались волнения. Тем самым они выиграли немного времени, но когда султану донесли о реальном положении дел, он приказал немедленно осадить крепость.

Шатёр султана был разбит на вершине соседнего холма, прямо напротив крепости Шахдиз. Но стены крепости были неприступными, и попытки воинов султана забраться на них не приносили успеха. Впрочем, спустя некоторое время осаждённые начали испытывать нехватку продовольствия.

Тогда они обратились за фетвой к исфаханским улемам: настаивая на том, что они являются верующими мусульманами и расходятся во мнениях с большинством только по вопросу имамата, они спрашивали, вправе ли султан заключить мир с ними и взять их под своё покровительство. Мнения на этот счёт разделились, и многие были согласны прекратить войну с низаритами. Но другие были решительно против этого, ссылаясь на то, что батыниты не просто придерживаются особого взгляда на имамат, но и фанатично подчиняются своему имаму, даже когда это противно воле Божьей, и они проливают кровь мусульман и совершают другие преступления.

Инициированные низаритами дискуссии не принесли им желанного результата, и тогда они спросили позволения султана провести в стенах крепости диспут между суннитскими и исмаилитскими улемами. Среди прочих, они попросили прислать к ним старейшину ханафитов Исфахана, кадия Абу аль-‘Аля Са‘ида ибн Яхью. Однако и эта встреча закончилась ничем. Впрочем, возможно, низариты и не рассчитывали на большее, а всего лишь пытались выиграть время.

В конце концов они отправили султану послание, в котором изъявили готовность сдать крепость в обмен на право беспрепятственного переселения в соседнюю крепость Халинджан. Помимо прочего, в их послании было сказано: «Мы боимся, что люди захотят убить нас и отнять наше имущество, и нам нужно место, где мы могли бы защитить себя».

Понимая, что взять крепость приступом не удастся, султан принял это условие, но низариты не спешили уходить и стали затягивать переговоры. Они попросили отсрочку до Новруза следующего года и потребовали устроить им очную встречу с каждым, кто попытается настроить султана против них. Султан Мухаммад согласился и на это условие и распорядился каждый день снабжать их продовольствием.

За снабжение крепости отвечал визирь Са‘д аль-Мульк, который был щедр настолько, что вскоре низариты начали продавать излишки продовольствия в Исфахан. Их люди получили возможность покидать крепость, и вскоре они попытались убить одного из эмиров, который наиболее активно выступал против них. Они устроили засаду, но сумели только ранить его. После этого случая султан Мухаммад снова осадил Шахдиз и отправил армию разрушить крепость Халинджан.

Низариты и на этот раз запросили мира и предложили сдать крепость при условии, что некоторым из них будет позволено переселиться в крепости Эль-Назир и Табас. Султан принял это условие, и его воины сопроводили две группы низаритов в эти крепости, а когда посланцы вернулись к Ибн ‘Атташу с известием, что их товарищи в безопасности, тот снова отказался сложить оружие. Султан был в ярости и приказал разрушить крепость до основания.

Примерно в это время был неожиданно казнён визирь Са‘д аль-Мульк Абу аль-Махасин Са‘д ибн Мухаммад, о котором нужно сказать несколько слов отдельно. Согласно одним источникам, он состоял в сговоре с низаритами и их предводителем Ибн ‘Атташом. Когда же стало очевидно, что крепость падёт, он задумал убить султана Мухаммада руками лекаря, который раз в месяц делал султану лечебное кровопускание. Каким-то образом о планах визиря стало известно ‘Абдаллаху аль-Хатыби, одному из богатых жителей Исфахана, и через его жену слухи о готовящемся покушении дошли до Садр ад-Дина Ходжанди, шейха шафиитов в Исфахане. В тот же вечер шейх пришёл во дворец и предупредил султана. На следующий день, когда лекарь пришёл к султану, того схватили и начали допрашивать. Он признался, что заговор был подстроен визирем и что скальпель отравлен, после чего его зарезали этим же инструментом. Визирь Са‘д аль-Мульк и четверо его приближённых были повешены на воротах Исфахана (шавваль 500 г. х.).

Историк Имад ад-Дин аль-Исфахани, напротив, характеризует визиря Са‘д аль-Мулька как человека праведного, благоразумного и преданного султану. По его рассказу, визирь стал жертвой клеветы со стороны ‘Абдаллаха аль-Хатыби, который «не имел других достоинств, кроме крупного телосложения и густой бороды». Кроме того, некоторое время он даже переписывался с Ибн ‘Атташом, о чём было известно визирю Са‘д аль-Мульку. Опасаясь за свою жизнь, он решил избавиться от визиря и во время личной встречи с султаном сообщил ему, что визирь симпатизирует батынитам. Когда визирю стало известно об этом, он задумал хитрость и приказал своему слуге написать письмо предводителю низаритов от имени аль-Хатыби, подделав почерк последнего. Потом он велел отнести это письмо в крепость в надежде получить ответ от Ибн ‘Атташа, чтобы изобличить аль-Хатыби перед султаном. Отправляя своего человека с этим письмом, он собственноручно написал для него пропуск, но на пути в крепость того задержали и обыскали. Когда же при нём обнаружили письмо Ибн ‘Атташу и пропуск, его без промедления доставили к султану. Это и стало причиной казни визиря и нескольких его людей.

Штурм крепости Шахдиз начался 2 зуль-каады (25 июня). На стенах крепости было всего восемь десятков человек, но даже таким малым числом низариты стойко держали оборону. Пока один из них не выторговал для себя жизнь в обмен на предательство. Он указал султану на труднодоступный участок стены, который никем не охранялся, хотя там и стояли орудия и были развешены кольчуги. Оттуда сельджуки сумели проникнуть в крепость и занять её. Большинство повстанцев были убиты, и лишь нескольким из них удалось затеряться среди нападавших. Ибн ‘Атташ и его сын были схвачены, а его жена покончила с собой, бросившись со стен крепости. Рассказывают, что у неё были очень дорогие украшения, которых, однако, так и не нашли.

Спустя примерно неделю Ибн ‘Атташа провезли по всему Исфахану, а затем на площади содрали с него кожу и отрубили ему голову. Его голову и голову его сына отправили в Багдад, а его кожу набили соломой. Таким образом, лишь спустя двенадцать лет сельджукам удалось положить конец грабежам и убийствам, которые организовывали в окрестностях Исфахана сторонники Ибн ‘Атташа. Но борьба против низаритов только начиналась.

Вскоре были освобождены и другие крепости к югу от Исфахана, которые удерживали исмаилиты: Диз-Келет, Эль-Джесс, Эль-Низар и др. В мухарраме 503 г. х. (август 1109) армия султана осадила крепость Аламут, в которой скрывался Хасан ибн ас-Саббах, но с наступлением зимы осада была снята. В джумадаль-уля 505 г. х. (ноябрь 1111) атабек Ануш-Тергин Ширгир отбил у низаритов крепость Бира. По настоянию султана Мухаммада правитель Алеппо Алп-Арслан аль-Ахрас расправился с батынитами на севере Сирии, где они свободно действовали при его отце Фахр аль-Мульке Ридване. В рабиуль-аввале 511 г. х. (июль 1117) атабек Ануш-Тергин Ширгир осадил крепость Аламут, и длительная осада могла завершиться успехом, но неожиданная смерть султана помогла низаритам устоять.

Султан Мухаммад Тапар вошёл в историю как справедливый правитель и бесстрашный защитник мусульманских земель. Учёные высоко ценили его заслуги в борьбе с латинянами и батынитами. Имам аль-Газали посвятил ему свои «Наставления правителям», а Абу аль-Баракат аль-Багдади, отвечая на вопрос султана, написал свой трактат по астрономии. По его приказу Ибн аль-Балхи написал знаменитое «Фарс-наме». В период его правления осуществлялось строительство мечетей и медресе, дорог и оросительных каналов, было завершено строительство мечети Султана в Багдаде и медресе в Исфахане.