В «Сахихе» Муслима (2666) приводится рассказ ‘Абдаллаха ибн ‘Амра о том, что однажды в полдень он пришёл к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Вдруг послышались голоса двух мужчин, которые поспорили из-за какого-то аята, и Посланник, мир ему и благословение Аллаха, вышел к ним, и по его лицу было видно, что он гневается. Он сказал:

إِنَّمَا هَلَكَ مَنْ كَانَ قَبْلَكُمْ بِاخْتِلَافِهِمْ فِي الْكِتَابِ.

«Поистине, ваши предшественники погибли только из-за разногласий по поводу Писания».

Нам свойственно относиться с недоверием или даже неприязнью к тем, кто не похож на нас, кто думает, говорит или молчит иначе, чем мы. Это настолько типично для нас, что Всевышний сделал несогласие между людьми частью нашего испытания, первейшей его частью. В Коране сказано: «Если бы твой Господь пожелал, то сделал бы людей единой общиной, но они по-прежнему несогласны между собой, кроме тех, к кому был милостив твой Господь. Для этого Он и сотворил их» (сура 11 «Худ», аяты 118-119).

Не соглашаться с другими так просто, а порой даже приятно. Это льстит нашей гордости, повышает самооценку. Но почему мы не соглашаемся друг с другом? Ради истины, которую хотим отстоять? Или из корыстных побуждений? Или из гордости за свою нацию, страну или мазхаб? На самом деле это очень важно, ведь исход наш зависит от того, в чём мы несогласны, как мы это делаем и ради чего.

Тонкость тут в том, что не только мы понимаем необходимость не соглашаться с ложью и заблуждениями, но и шайтан знает, насколько это важно для нас. И он ловко играет на наших слабостях, чтобы превратить несогласие в причину вражды и ненависти между нами. Так оно было с нашими предшественниками, которые «впали в разногласия лишь после того, как к ним пришло знание, из-за зависти между собой» (сура 3 «Семейство ‘Имрана», аят 19).

Всевышний разъяснил нам это не для того, чтобы лишний раз обличить людей писания. Нет, в этом был пример для нас, мусульман, чтобы мы не последовали по их стопам, не залезли в ту же самую нору, не наступили на те же грабли. «Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь» (сура 3 «Семейство ‘Имрана», аят 103). «Поддерживайте религию и не разделяйтесь из-за неё» (сура 42 «Совет», аят 13). А если вы не образумитесь, то «Он может наслать на вас мучения сверху или из-под ваших ног, или привести вас в замешательство, разделив вас, и дать вам испытать на себе мощь друг друга» (сура 6 «Скот», аят 65).

Наверное, никто не представлял себе всю тяжесть таких последствий лучше, чем наш Пророк, мир ему и благословение Аллаха. Он молил Всевышнего уберечь нас от такого наказания, молил долго и истово, но не получил ответа. Потому что в этом самая суть Божьего замысла. Люди должны быть испытаны друг другом и разногласиями, и верующие прежде всех остальных.

Как и следовало ожидать, мусульмане тоже разделились на толки и течения. Они держатся за то, что отличает их от других мусульман, крепче, чем за то, что сближает их со всеми остальными. Они обвиняют друг друга в ереси и враждуют друг с другом, забывая о том, что самые основы религии, которые они одинаково принимают, гораздо весомее, чем существующие между ними различия. «Они раскололи свою религию на части, и каждая партия кичится тем, что есть у неё» (сура 23 «Верующие», аят 53).

А что же аяты и хадисы, которые призывают нас держаться вместе? Разделившиеся на толки не отрицают их, но очень настороженно относятся к тем, кто призывает прекратить вражду. Они согласны держаться вместе, но только на тех принципах, которые они считают правильными. Эти принципы, разумеется, подкреплены многочисленными доводами из Корана и Сунны, расписанными в тяжёлых томах авторитетными имамами прошлого.

Кто не признаёт этих самых важных принципов, тот становится в их глазах заблудшим или еретиком, равно как и всякий, кто соглашается на сближение или примирение с ним. И есть много рассказов о том, как категорично, без поблажек, относились к всякого рода заблуждениям праведные имамы. Только мало кто вспоминает, при каких обстоятельствах они говорили те свои слова и против кого.

Разве они расспрашивали об отношении к божественным атрибутам, чтобы отсеять джахмитов и мутазилитов, когда монголы стояли у стен Багдада? Или допытывались, кто и как относится к суфийским практикам, когда вражеские орды осаждали Иерусалим, Севилью или Гранаду?

Или вы скажете, что царь Талут, отправляясь на битву с язычниками, испытал своих воинов у реки (сура 2 «Корова», аят 249)? Да, он взял с собой только верных воинов, зачерпнувших не более одной пригоршни, но тем самым испытал их стойкость и готовность повиноваться его приказам, а не их религиозные познания.

Или вы думаете, что повеление испытывать женщин, которые совершали хиджру (сура 60 «Испытуемая», аят 10), позволяет проверять верующих на благоверие? Но вся суть того испытания сводилась к свидетельству «нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад — Его раб и посланник». Или же женщина клялась, что переселилась не из-за неприязни к мужу, а ради любви к Аллаху и Его Посланнику. Об этом рассказывали ‘Абдаллах ибн ‘Аббас, ‘Икрима, Катада и другие ранние комментаторы [Тафсир ат-Табари].

А что до испытания верующих в более сложных вопросах веры или в отношении к кому-либо из людей, то ничего подобного не было во времена Пророка, мир ему и благословение Аллаха. А когда один из мусульман упрекнул Пророка, мир ему и благословение Аллаха, в несправедливом распределении пожертвований и Халид ибн аль-Валид предложил казнить его, он сказал: «Нет, быть может, окажется, что он совершает молитву». Халид сказал: «Сколько есть молящихся, которые говорят языком то, чего нет у них в сердце». На это он возразил: «Поистине, мне не было велено ни проникать в сердца людей, ни рассекать их утробы» [аль-Бухари 4351, Муслим 164].

Но времена изменились, и многие отошли от пути Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и сделали проверку на благоверие способом защитить придуманные ими нововведения. Первыми так стали поступать хариджиты, считавшие дозволенной кровь тех, кто не разделяет их взглядов. Имам Ибн Дизиль даже назвал такие испытания «религией хариджитов» [Сияр а‘лям ан-нубаля 13/189]. Потом началась михна, устроенная мутазилитами, и с тех пор никто не брезгует этим методом, чтобы избавиться от тех, кто верует иначе, особенно когда они обретают влияние и сторонников.

Кого только не подвергали таким испытаниям, чтобы изобличить в ереси. Даже имам аль-Бухари не избежал этой участи, и ревностные борцы за чистоту ислама требовали от него признаться, считает ли он творением слова Корана, произносимые людьми. В ответ одному из них он сказал: «Коран — это Слово Аллаха, и оно не сотворено, а деяния рабов сотворены, а такое вот испытание — это нововведение» [Сияр а‘лям ан-нубаля 12/453-454].

И вроде бы всё делается для защиты ислама, но победить инакомыслие таким способом никому не удавалось, зато как легко расправлялись со своими оппонентами. И продолжают расправляться в наши дни, не гнушаясь циничной клеветой и подтасовкой фактов. А чего гнушаться, если ради чистоты ислама богословы разрешали даже сражаться против инакомыслящих?!

Касаясь этой непростой темы, прошу Всевышнего уберечь меня от ошибок и не хочу быть неправильно понятым. Любые нововведения, противные Сунне Пророка, мир ему и благословение Аллаха, нужно опровергать, и тяжко положение тех, кто знает истину и умалчивает о ней. «Не смешивайте истину с ложью и не скрывайте истину, тогда как вы знаете» (сура 2 «Корова», аят 42).

Вместе с тем нужно понимать, что за минувшие столетия мы столкнулись с множеством непростых вопросов, которые не поднимались во времена Пророка, мир ему и благословение Аллаха. И многие аяты Корана в тафсирах рассматриваются глубже и обширнее, чем их понимали сподвижники. Мы можем спорить о том, пошло это на пользу исламу или нет, но это ничего не изменит и время не повернуть вспять.

Да, есть вопросы, на которые мы находим ясные и недвусмысленные ответы в Коране, и если кто-либо пытается трактовать эти ясные аяты вопреки их очевидному смыслу и традиционному пониманию, то он сеет великую смуту. Это можно сказать, например, о тех, кто полностью отрицает смыслы божественных имён, или обвиняет в неверии жён Пророка, мир ему и благословение Аллаха, или отвергает Сунну как источник шариата.

Но есть и такие случаи, когда по поводу понимания того или иного аята или божественного атрибута не было согласия между учёными. Таких вопросов немного, но они привели к возникновению в исламе направлений, имеющих на сегодняшний день сотни миллионов последователей.

Это не единичные случаи инакомыслия, которые в прошлом имамы пытались задушить в зародыше. Это целые школы со своей методологической и доказательной базой. Полемика между ними должна вестись на уровне учёных и с соблюдений всех адабов, приличествующих учёным. Эти разногласия не должны обсуждаться среди прихожан мечетей и провоцировать вражду между ними, причисляющими себя к тому или иному течению, мало что смысля в его тонкостях.

Между нами слишком много различий, чтобы можно было требовать от всех людей жить и верить одинаково «правильно», тем более что докопаться до этой самой правды не всегда легко. Не все имеют возможности или способности глубоко изучить историю ислама, постичь тонкости основ фикха, научиться отличать надёжные хадисы от слабых. Освоить эти науки в полной мере не удаётся многим из тех, кто специализируется в них, не говоря уже о простых мусульманах, занятых в других областях.

Несмотря на это, в некоторых мечетях имамы обучают простых прихожан тонкостям своего толка и настраивают их против остальных мусульман. И что прикажете делать рабочему или врачу, ищущему в мечети спасения от мирской суеты, когда ему разъясняют об опасности заблуждений какого-то течения? Как ему понять, что такой-то хадис, на который ссылаются многие имамы этого толка, на самом деле слабый, потому что его таким считают многие другие имамы? И почему он должен верить этому ревностному защитнику Сунны, а не другому, который говорит с точностью до наоборот?

Люди, пришедшие в мечеть после работы, нуждаются в духовной пище, которая придаст им силы, поможет им сохранить веру в добро в нашем мире, полном насилия, предательства и лжи. Поэтому задача имамов в мечетях не увлекать верующих в мир религиозных утопий, не возбуждать в них гордыню и веру в собственную исключительность, а возвращать их в реальный мир, к их семьям, друзьям и близким, но возвращать сильными, одухотворёнными, готовыми любить, прощать и быть примером для других.

Разногласия не должны возбуждать в нас слепую ненависть к нашим братьям. Как сказал Всевышний: «Пусть неприязнь к людям не подтолкнёт вас к несправедливости. Будьте справедливы, это ближе к богобоязненности» (сура 5 «Трапеза», аят 8). А значит, мы не должны быть слепы к тому благому, что есть в них, и пренебрегать тем лучшим, что сближает нас с ними. И вместо того, чтобы сжигать мосты и сеять раздор, мы должны искать пути для сближения и диалога, чтобы научиться слушать и слышать друг друга. Быть может, на самом деле наши взгляды не так сильно расходятся, как это описано в средневековых трактатах, которые мало кто читает в наши дни.