Кто-то может спросить: «Нам стало ясно, что искажать очевидный смысл божественных качеств неправильно. Но хорошо известно, что ашариты истолковывают подобным образом большинство божественных качеств. Неужели религиозный толк, которого, по некоторым сведениям, придерживается 95% мусульман, является неправильным? Неужели имам Абу аль-Хасан аль-Аш‘ари исповедовал неправильные воззрения? Неужели авторитетные улемы, которые были искренними перед Аллахом, Его писанием, Его посланником, мусульманскими имамами и простыми мусульманами, разделяли ошибочные взгляды?»

Прежде всего, мы не согласны с тем, что ашариты составляют 95% всех мусульман, пока это не подтверждено тщательным статистическим исследованием. Но даже если ашаритского толка придерживается столько мусульман или даже больше того, это не означает, что они не могут ошибаться, потому что безоговорочно принимать можно только те воззрения, которые разделяют все мусульмане.

Более того, совершенно точно, что единое мнение первых мусульман не совпадало с воззрениями, которые исповедуют богословы, искажающие очевидный смысл божественных качеств. Сподвижники, которые были лучшими в мусульманской умме, их праведные последователи и великие имамы, которые пришли после них, были единодушны в необходимости признания очевидного смысла божественных качеств в том виде, который соответствует совершенству Всевышнего, не искажая этот смысл, не отказываясь от него, не придавая Его качествам форму и не уподобляя их качествам творений.

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил, что наши праведные предки были лучшими представителями мусульманской уммы, и мусульмане обязаны прислушиваться и руководствоваться их единым мнением, потому что оно всегда соответствует Корану и Сунне. А единое мнение первых мусульман по этому вопросу мы уже привели при рассмотрении правил, касающихся качеств Аллаха.

Теперь перейдем ко второй части вопроса. Абу аль-Хасан аль-Аш‘ари и другие имамы никогда не говорили, что они защищены от ошибок. Более того, никто не достоин подражания в религиозных делах до тех пор, пока он не осознает своего истинного положения. Примером для подражания становится только тот, кто почитает Коран и Сунну. Всевышний сказал: «Мы создали среди них имамов, которые вели остальных по Нашему повелению прямым путём, поскольку они были терпеливы и убеждённо верили в Наши знамения» (сура 32 «Земной поклон», аят 24);

«Поистине, Ибрахим был наставником, покорным Аллаху, ханифом и не был из [числа] многобожников. Он был благодарен [Аллаху] за Его милости. [Аллах] избрал его и наставил на прямой путь» (сура 16 «Пчёлы», аяты 120-121).

Однако люди, которые считают себя последователями Абу аль-Хасана аль-Аш‘ари, не руководствуются его примером надлежащим образом. Дело в том, что взгляды Абу аль-Хасана формировались в три этапа.

На первом этапе он исповедовал воззрения мутазилитского толка. Более сорока лет он придерживался этих взглядов и даже отстаивал их, но затем отказался от них, начал изобличать ошибочные воззрения мутазилитов и делал это очень удачно (Маджму‘ аль-фатава 4/72).

На втором этапе он исповедовал воззрения, занимавшие промежуточное положение между воззрениями мутазилитов и приверженцев Сунны. При этом он руководствовался примером Абу Мухаммада ‘Абдаллаха ибн Са‘ида ибн Киляба (Маджму‘ аль-фатава 5/556). Шейхульислам Ибн Таймийя пишет: «Аль-Аш‘ари и ему подобные занимали промежуточное положение между ранними мусульманскими богословами и джахмитами. У первых они переняли правильные воззрения, а у вторых – логические принципы, которые они сочли правильными, хотя на самом деле они были ошибочными» (Маджму‘ аль-фатава 16/471).

На третьем этапе он полностью принял воззрения приверженцев Сунны и знатоков хадисов и начал руководствоваться взглядами имама Ахмада ибн Ханбаля, о чём признался в одной из своих последних работ «аль-Ибана ‘ан усуль ад-дияна = Разъяснение основ вероисповедания».

В предисловии к этой книге он пишет: «Он принес нам великое писание, о котором Всевышний сказал: «Не коснется его ложь с какой бы то ни было стороны, оно ниспослано Мудрым, Достохвальным» (сура 41 «Разъяснены», аят 42). В нем собраны знания прежних поколений людей, и благодаря нему усовершенствовались законы и религия. Оно представляет собой прямой путь Аллаха и Его нерушимую вервь. Всякий, кто схватится за неё, обретет спасение, а всякий, кто откажется от неё, окажется в заблуждении и увязнет в невежестве. В этом писании Аллах призвал людей крепко держаться за Сунну Его посланника, мир ему и благословение Аллаха. Великий и Могучий Аллах сказал: «Так берите то, что дал вам Посланник, и сторонитесь того, что он воспретил» (сура 59 «Сбор», аят 7).

Далее он пишет: «Он повелел повиноваться Его посланнику, мир ему и благословение Аллаха, так же, как и Ему Самому. Он призвал придерживаться Сунны Его пророка, мир ему и благословение Аллаха, так же, как и выполнять предписания Его писания. Однако многие из обречённых на несчастье и поддавшихся искушениям шайтана предали забвению Сунну пророка Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Они предпочли идти дорогой своих предков, слепо подражали им в вопросах религии, исповедовали их воззрения и сочли неправильной дорогу посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Они отказались от неё, отвергли её и даже оспаривали её, возводя навет на Аллаха. Воистину, они впали в заблуждение и не последовали прямым путём».

Затем он приводит некоторые еретические взгляды и разъясняет их несостоятельность: «Кто-то может сказать: “Вы отвергаете воззрения мутазилитов, джахмитов, харуритов, рафидитов и мурджиитов. Расскажите же нам о воззрениях, которых вы придерживаетесь, и об убеждениях, которые вы исповедуете”. В ответ мы говорим: воззрения, которых мы придерживаемся, и убеждения, которые мы исповедуем, сводятся к неукоснительному следованию писанию нашего Господа и Сунне нашего Пророка, мир ему, и дороге сподвижников, их последователей и знатоков хадисов. Мы придерживаемся этих взглядов и говорим то, что говорил Абу ‘Абдаллах Ахмад ибн Ханбаль, да осветит Аллах его лик и да приумножит его награду. Мы также сторонимся тех, кто оспаривает его взгляды, потому что он был праведным имамом и безукоризненным старейшиной».

Затем он хвалит имама Ахмада за то, что именно его устами Аллах утвердил истину. В этой же книге он рассматривает божественные качества и вопросы предопределения и заступничества, обосновывая свои взгляды священными текстами и логическими доводами.

Люди, которые называют себя последователями имама аль-Аш‘ари, ссылаются на взгляды, которые он исповедовал на втором этапе. Они искажают истинный смысл большинства божественных качеств и признают только семь из них: хаят (жизнь), ‘илм (знание), кудра (могущество), калям (речь), ирада (желание), сам‘ (слух) и басар (зрение). Причем их понимание этих качеств также отличается от воззрений приверженцев Сунны.

Шейхульислам Ибн Таймийя, приведя высказывания улемов по поводу ашаритов, пишет: «Они имеют в виду ашаритов, которые отрицают божественные качества, связанные с сущностью Аллаха. Что же касается тех, кто опирается на “Ибану” и не оспаривает сказанное в ней, то их следует считать приверженцами Сунны» (Маджму‘ аль-фатава 6/359).

Он также пишет: «Ашариты не похожи на них. Они отрицают истинный смысл божественных качеств и утверждают, что Аллах одновременно находится внутри мироздания и вне его. Они также считают, что божественная речь имеет одинаковый смысл и что произнесение аята Трона полностью идентично произнесению аята о долговых обязательствах, а также произнесению Торы и Евангелия. Ошибочность подобных воззрений не вызывает сомнения» (Маджму‘ аль-фатава 6/310).

Шейх Мухаммад Амин аш-Шанкыти, комментируя аят о вознесении Аллаха из суры «Ограды», пишет: «Помни, что очень многие из поздних мусульман ошибочно полагают, что очевидный и первый приходящий на ум смысл аятов о вознесении Аллаха или Его руке является уподоблением качеств Аллаха качествам творений. Они говорят, что эти аяты нуждаются в интерпретации, и считают это единым мнением мусульман. Однако их слова означают, — и это ясно каждому, кто обладает хоть крупицей ума — что очевидный и первый приходящий на ум смысл качеств, которыми Аллах охарактеризовал Себя в Своем писании, является кощунством и не соответствует Его совершенству и величию.

Всевышний сказал: «Мы ниспослали тебе напоминание, чтобы ты разъяснил людям то, что им ниспослано» (сура 16 «Пчёлы», аят 44). А из слов этих людей получается, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не разъяснил по этому вопросу ни одной буквы. И это при том, что мусульманские имамы единодушны, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не имел права медлить с разъяснением религиозных вопросов, когда в этом была необходимость. В первую очередь же в разъяснении нуждались откровения, связанные с вероучением, особенно если допустить, что их очевидный смысл, который первым приходит на ум, был кощунством и заблуждением и нуждался в интерпретации. Однако слова этих людей — их собственные измышления, и они не опираются на Коран и Сунну. Аллахумма, Ты свят и безупречен, а это – великая клевета! Воистину, слова их — величайшее заблуждение и ужасный навет на Аллаха и Его посланника, мир ему и благословение Аллаха.

Истина, в которой не усомнится ни один человек, обладающий хотя бы крупицей ума, состоит в том, что очевидный и первый приходящий на ум верующего человека смысл качеств, которыми Аллах охарактеризовал Себя и которыми Его охарактеризовал Посланник, мир ему и благословение Аллаха, не имеет ничего общего с уподоблением божественных качеств качествам творений.

Разве благоразумный человек станет отрицать то, что очевидный и первый приходящий на ум благоразумного человека смысл откровений ярко противопоставляет Аллаха и Его божественные качества сущности и качествам творений? О нет, отрицать это может только надменный заблудший.

Невежды говорят, что очевидный смысл аятов, в которых упоминаются божественные качества, не приличествует Аллаху, потому что является кощунством и уподоблением Аллаха творениям. Они поступают так потому, что в их сердцах возникают скверные мысли об уподоблении Аллаха творениям, и это побуждает их отрицать качества Аллаха и не верить в них, даже несмотря на то, что Аллах охарактеризовал Себя этими качествами. В результате они сперва уподобляют качества Аллаха качествам творений, а потом отрицают их, хотя ни первые, ни последние представления в действительности не соответствуют величию Аллаха.

Если бы они познали Аллаха и стали почитать Его должным образом и если бы в их сердцах не было скверных мыслей об уподоблении Аллаха творениями, то они без труда осознали бы, что качества, которыми Аллах охарактеризовал Себя, настолько совершенны и величественны, что их невозможно сравнить с качествами творений. И тогда их сердца уверовали бы в совершенные и величественные качества Аллаха, упомянутые в писании Аллаха и достоверной Сунне, не отождествляя их с качествами творений, как и сказал Всевышний: «Нет никого подобного Ему, и Он — Слышащий, Видящий» (сура 42 «Совет», аят 11) (Адва’ аль-баян 2/319).

Одним словом, Абу аль-Хасан аль-Аш‘ари в последние годы своей жизни придерживался воззрений приверженцев Сунны и знатоков хадисов. Он верил во все качества, которыми Аллах охарактеризовал Себя в Коране и которыми Его охарактеризовал Посланник, мир ему и благословение Аллаха. Он не искажал очевидный смысл этих качеств, не отказывался от него, не придавал божественным качествам форму и не уподоблял их качествам творений. Позиция человека определяется его последними воззрениями, которые он исповедовал открыто, и в случае с Абу аль-Хасаном аль-Аш‘ари они ясно изложены в его «Ибане». Следовать примеру этого имама должным образом — значит исповедовать его последние воззрения, которые полностью совпадают с воззрениями приверженцев Сунны и знатоков хадисов. Это правильные убеждения, и они обязательны для каждого мусульманина, и имам Абу аль-Хасан аль-Аш‘ари полностью разделял их.

Теперь перейдем к третьей части вопроса, и ответить на неё можно двумя способами.

Во-первых, не люди являются мерилом истины, а истина является мерилом людей. Это справедливый критерий, хотя в действительности положение и качества людей сильно влияют на то, как мы относимся к их словам. К примеру, мы верим словам справедливого человека и воздерживаемся от обсуждения слов того, кто много грешит. Однако это не всегда правильно, потому что человек остается человеком, и его знания и способности несовершенны. Набожный и благовоспитанный человек может быть малограмотным и неспособным и может ошибаться по причине своей слабости и необразованности. С другой стороны, он может быть воспитан в духе одного религиозного толка и почти незнаком с другими мазхабами, что заставляет его думать, что его взгляды правильные. Этому есть и много других объяснений.

Во-вторых, если мы сравним богословов ашаритского толка с богословами, которые придерживались взглядов первых мусульман, то увидим, что последние имели более правильные воззрения и занимали более высокое положение. К примеру, великие имамы-эпонимы четырех мазхабов не исповедовали воззрений ашаритов.

Если мы обратимся к воззрениям табиев, то также увидим, что они не разделяли взглядов ашаритов. То же самое можно сказать и о самих сподвижниках и четырёх праведных халифах, которые никогда не истолковывали качества Аллаха так, как это делают ашариты.

Мы не отрицаем того, что некоторые богословы, считавшие себя последователями имама аль-Аш‘ари, искренне отстаивали исламские воззрения, всесторонне заботились о сохранении писания Аллаха и Сунны Его посланника, мир ему и благословение Аллаха, и стремились принести пользу мусульманам и наставить их на прямой путь. Однако это не означает, что они были защищены от ошибок и что мы должны безоговорочно принимать всё, что они говорили. Это также не означает, что мы не должны разъяснять людям их ошибки и опровергать их неправильные воззрения, потому что только так можно разъяснить истину и наставить людей на прямой путь.

Мы не отрицаем того, что некоторые из этих улемов имели искренние намерения и не сумели найти истину в некоторых вопросах, однако их искренние намерения не являются основанием для того, чтобы мы безоговорочно соглашались с ними. Мы можем соглашаться только с тем, что соответствует шариату Аллаха, и обязаны отвергать любые воззрения, которые противоречат ему, кому бы они ни принадлежали, потому что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если кто-либо совершит деяние, на которое не было нашего повеления, то оно будет отвергнуто» (Муслим 1718).

Если богослов, который исповедовал ошибочные воззрения, искренне стремился познать истину, то ему будут прощены его ошибки и упущения. Если же он имел недобрые намерения и противился истине, то мы относимся к нему так, как он этого заслужил.