Человек обречён совершать ошибки. Нет, мы не рождены в грехе, но природа наша такова, что пройти жизненным путём безупречно не под силу никому. Поэтому Коран указывает нам на простейший способ загладить вину и напоминает, что "добрые деяния удаляют злодеяния" (сура 11 "Худ", аят 114).

Вместе с тем Всевышний обещает прощение и милость тем, "кто совершил несправедливость, а затем заменил злой поступок добром" (сура 27 "Муравьи", аят 11). Руководствуясь этими откровениями, пророк Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) сформулировал важный жизненный принцип: "Бойся Аллаха, где бы ты ни был, и вслед за дурным делом соверши благое, которое сотрет его".

Однако бытует мнение, что идея прощения грехов позволяет верующим чуть ли не сознательно совершать те или иные неблаговидные поступки в надежде на то, что Аллах всегда готов принять покаяние и смилостивиться над нарушителем.

Не знаю, получается ли у людей с подобными взглядами быть к себе такими же требовательными, как и к окружающим, когда они совершают ошибку. Но нужно понимать, что Откровение обещает прощение раскаявшимся, только если они "сознательно не упорствуют в том, что совершили" (сура 3 "Семейство Имрана", аят 135). Следовательно, совершение добрых дел вслед за сознательными нарушениями не оправдывает постоянное совершение "недоброкачественных" поступков.

Здесь, к слову, возникает некая аналогия с эпизодом из популярного детского фильма "Морозко". Помните, как герой картины, превращенный в медведя, услышав, что вернуть его в человеческий облик помогут лишь добрые дела, бегал за всеми с криком: "Кому доброе дело сделать?" Но в эти рамки уверенно вместилось действие, когда он, увидев утерянную старушкой клюку, поднял ее и решил передать ее хозяйке. "Как же она будет передвигаться без опоры на палочку?" — подумал он тогда. Его решение было вызвано не меркантильным чувством, а искренним желанием помочь человеку.

Наверное, только такой подход может оказаться для нас спасательным кругом, позволяющим надеяться на прощение Всевышнего. А именно — совершение добра в интересах людей, для их благоденствия и процветания, во имя Бога! Причем к месту, если не сказать, вовремя. Используя здоровье до того, как случится болезнь, и молодость до того, как наступит старость, и благополучие "до того, как наступит смута, подобная мрачной ночи", когда "люди будут продавать свою веру ради мирской выгоды" (Муслим).

Делание добра — в наших же интересах. Всевышний не нуждается в наших благодеяниях, как не нуждается в наших приношениях. Господь раскрыл, что до Него доходит не мясо или кровь жертвенных животных, а лишь наша богобоязненность. Не случайно, именно в данном контексте Он призвал посланника обрадовать "благой вестью творящих добро" (сура 22 "Хадж", аят 37). При этом Всемилостивый Аллах готов принять проявления доброты даже "весом в мельчайшую частицу" (сура 99 "Сотрясение", аят 7).

Здесь невольно вспоминается притча о короле, который положил огромный камень на оживленную дорогу и начал со стороны наблюдать за действиями людей. Одни обходили камень, вспоминая короля недобрым словом за то, что он не следит за городом. Другие шли дальше, будто не замечая глыбу посреди дороги. Наконец, какой-то крестьянин остановился и, изрядно попотев, убрал камень с дороги. Оказалось, что под ним лежал мешочек с монетами и королевским письмом о том, что эти монеты достаются сдвинувшему камень.

Притча заканчивается словами: "Каждое препятствие — возможность улучшить наше положение". Наверное, так следует подходить и к совершению нами добрых дел. Не из меркантильных соображений или эгоистических побуждений, не ради людской похвалы или даже благодарности. Но с твёрдой верой в то, что если совершаемый нами "поступок окажется благим", то Всевышний "приумножит его и одарит от Себя великой наградой" (сура 4 "Женщины", аят 40).

И не будет ничего плохого, если совершение добрых дел войдёт у нас в привычку, а иной раз — удержит нас от дурного поступка.