Верующим не подобает заполнять свой досуг разговорами о недостатках их братьев или сестёр. Даже если те совершают свои не лучшие поступки открыто, чаще всего разговоры об этом не приносят никакой пользы, и лучше помолиться за них, чтобы Аллах простил им и исправил их дела. Но если человек завистлив и ущербен, то он нередко пытается самоутвердиться за счёт других. Охваченный страстью осуждения, он показывает себя праведным и правильным перед людьми, выставляя напоказ ошибки других и занижая их достоинства, а то и попросту клевеща на них.

Передают со слов Абу Хурайры, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Что ж вы видите соринку в глазу вашего брата, а в своём и бревна не замечаете» [Адаб муфрад 592]. Соринкой он назвал меньший грех, а бревном — больший грех, коим в действительности является публичное обсуждение ошибок и недостатков верующих.

Как-то раз в присутствии Абд аль-Ваххаба ас-Сакафи, известного знатока хадисов, люди заговорили о деяниях аль-Хаджжаджа ибн Юсуфа, и тогда он возмутился и сказал: «Вы говорите только о его плохих делах. Разве вы не знаете, что он первым начал чеканить дирхемы с надписью ‘ля иляха илляллаху Мухаммадун расулю-Ллах’ и первым начал использовать сиденья [на верблюдах]? А когда мусульманка, схваченная в Хинде, закричала: «Где же ты, о Хаджжадж?!» и он узнал об этом, он сказал: «Я здесь! Я здесь!» И он потратил семь миллионов дирхемов, чтобы завоевать Хинд, и освободил ту женщину и оказал ей милость». И он построил сигнальные башни вплоть до Казвина, и в случае опасности днём они начинали дымить, а по ночам в них разжигали костры, и тогда отряды всадников приходили им на помощь. Такие башни были построены между Казвином и Васитом, а Казвин в те времена был приграничным городом» [Муджам аль-булдан 5/403].

Хорошо известно, что аль-Хаджжадж ибн Юсуф был жестоким тираном и пролил много крови мусульман. Но разве мы будем спрошены о его деяниях, а не о том, что мы совершили сами? Разве будет нам дело до чужих грехов, если Аллах призовёт нас к ответу за самое малое из совершённых нами злодеяний? Однажды ар-Раби ибн Хусайма, ученика Абдаллаха ибн Масуда и Абу Айюба аль-Ансари, спросили: «Почему ты никогда никого не порицаешь?» Он ответил: «Я не настолько доволен собой, чтобы тратить время на порицание других». А потом он прочитал бейт: «Я оплакиваю себя, а не других, и душа моя занята собой, а не другими людьми». А когда Абдаллах ибн аль-Мубарак спросил Суфьяна ас-Саури: «Как получается, что Абу Ханифа не говорит за чужой спиной? Я никогда не слышал, чтобы он злословил за спиной кого-нибудь». Суфьян сказал: «Клянусь Аллахом, ему хватает благоразумия, чтобы сберечь свои добрые дела» [Раби аль-абрар 2/322].

А тот, кому не хватает благоразумия, сеет великую смуту среди верующих и берёт на себя тяжкий грех. И поносить человека опаснее, чем украсть у него что-нибудь, потому что деньги можно вернуть и нажить заново, а вернуть своё доброе имя очень трудно. Поэтому того, кто торопится и осуждает других, Аллах часто испытывает тем же грехом, прежде чем он покидает этот мир. Ибрахим ан-Нахаи говорил: «Я вижу недостаток, но не упрекаю за него, опасаясь того, что сам окажусь в таком положении. Абдаллах [ибн Масуд] говорил: «Слова навлекают беду» [Шарх ас-сунна 13/141]. А имам Малик рассказывал: «В этом городе [Медине] я застал людей, у которых не было пороков, но они порочили других и сами стали порочными, и я застал людей, у которых были пороки, но они не говорили о чужих пороках и люди забыли об их пороках» [Сахави 1/106].

У того, кто тратит время на недостатки других, не остается времени заниматься собой. Хуже того, постепенно это скверное занятие так увлекает человека, что даже там, где он может заслужить милость и прощение, он собирает дрова, в которых потом сгорают его добрые дела. Мне приходилось видеть людей, посещавших занятия и проповеди не для того, чтобы услышать что-либо полезное, а для того, чтобы найти ошибки у тех, кто им не нравился. Что это, если не беспечность прежде всего к самому себе? Поэтому Ибн Аббас говорил: «Если тебе захотелось поговорить о чужих недостатках, вспомни свои недостатки». А Зу-н-Нун аль-Мисри сказал: «Тот, кто смотрит на недостатки других, становится слеп к собственным недостаткам, а тот, кто задумывается о Рае и Аде, не находит времени на сплетни и разговоры» [Файд аль-Кадир 1/272].

Конечно, иногда ошибки мусульманина могут навредить другим, и в этом случае предостерегать от них нужно, но делать это полагается без излишества, по возможности находя оправдание для своего брата. И тот, кто действительно уверовал и желает своему брату добра, обязательно постарается указать ему на его ошибку не публично, а отведя его в сторону, чтобы не задеть его чувства и не поставить его в неловкое положение. Как сказал выдающийся богослов аль-Фудайль ибн Ияд: «Верующий покрывает и даёт совет, а нечестивец позорит и срамит» [Джами аль-улюм 1/224].

Увидев оступившегося мусульманина, верующий первым делом очищает своё сердце от злобы и неприязни к нему. Он видит в случившемся указание самому проявлять больше бдительности и осторожности, и молится за своего брата и пытается привести его к покаянию, если есть такая возможность. И как же мало мы знаем о том, кого Аллах в конце концов простит, а с кого спросит, и о том, кого люди запомнят с наилучшей стороны, а кто будет предан забвению или опозорен. И мы не знаем, быть может, упрекнув кого-то, мы обрекаем себя на совершение такого же поступка в будущем. Или даже ещё худшего.