Со смотровой площадки дель Эстречо открывается прекрасный вид на Гибралтарский пролив. Холмистые берега Испании обрываются синей морской гладью, а на противоположном берегу, за лёгкой вуалью тумана, начинается Африканский континент. На марокканском побережье легко разглядеть гору Мусы, названную в честь омейядского военачальника Мусы ибн Нусайра, а слева от неё тянется белая лента Сеуты.

img 3 20190223 2089009269

Примерно в пяти милях отсюда находится город Тарифа, носящий имя берберского военачальника Тарифа ибн Малика. Он командовал разведывательной экспедицией мусульман в вестготскую Испанию в рамадане 91/июле 710 года. Его успех способствовал вторжению берберов под командованием Тарика ибн Зияда в джумада ас-сани 92/апреле 711 года, и в течение последующих трёх лет большая часть Иберийского полуострова была завоевана мусульманами. Власть Халифата не была установлена лишь в труднодоступных северных областях, населённых астурами, кантабрами и васконами.

Как же случилось, что вестготы, контролировавшие огромные территории и некогда вытеснившие византийцев из Испании, так легко уступили своё королевство арабам и берберам? Какие факторы, помимо твёрдой веры и поддержки Всевышнего, способствовали молниеносному успеху армий Тарика ибн Зияда и Мусы ибн Нусайра?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно понимать политическое и социальное устройство Толедского королевства. Так обычно называют государство вестготов после того, как они в начале VI века потеряли большую часть своих земель в Галлии и обосновались за Иберийскими горами. К тому времени эта страна представляла собой лишь бледную тень Римской Испании, уничтоженной и опустошённой германскими племенами.

Нашествие аланов, вандалов и свевов на Иберию началось осенью 409 г. По словам Исидора Севильского, варвары «поджигали города и пожирали награбленные запасы, так что население от голода употребляло в пищу даже человечину. Матери ели своих детей, дикие звери, привыкшие насыщаться телами павших от меча, голода или мора, нападали даже на живых и угрожали им смертью».

К 411 г. под контролем римлян осталась только одна из пяти провинций на полуострове — Тарраконская Испания. Вандалы-асдинги заняли Галисию (северо-запад Испании), свевы — прибрежные районы на западе полуострова и часть Галисии, аланы — Лузитанию и Карфагенику, а вандалы-силинги — Бетику (на юге Испании).

Для отмщения варварам Рим прибег к помощи короля вестготов Атаульфа, который стремился к прочному союзу с Римом и вопреки обычаям готов даже женился на знатной римлянке. В начале 415 г. Атаульф начал войну с вандалами, но был убит своими политическими противниками. Тем не менее вестготы продолжили войну с вандалами и аланами и покинули Иберию лишь в 418 г., когда император Гонорий позволил им поселиться в Аквитании на правах федератов. Столицей короля готов, формально подчинявшегося императору, стала Тулуза.

img 2 20190223 1307757038

После ухода вестготов между германскими племенами началась борьба за территории. Вандалы-асдинги, которые поначалу воевали против свевов, ушли в Бетику, где вандалы-силинги были истреблены королём вестготов Валией. А весной 429 года вандалы и аланы перебрались в Северную Африку, и историки до сих пор гадают об истинной причине их внезапного ухода, который позволил римлянам ненадолго восстановить контроль над большей частью Испании.

Однако в это самое время свевы, которых ещё недавно римляне защитили от вандалов-асдингов, начали совершать опустошительные набеги на Галисию. Когда же ослабший от болезни король свевов Хермерих в 438 г. назначил своего сына Рехилу королем-соправителем, тот с ещё большей дерзостью начал грабить города и деревни Лузитании, Бетики и Карфагеники.

Постоянные войны между свевами и римлянами, а также нападения вандалов из Африки, окончательно разорили иберийские провинции. Не меньше бед принесло и вторжение в 456 г. короля вестготов Теодориха II, который огнём и мечом дошёл до крайних пределов Галисии. Как пишет епископ и хронист Идаций, живший в то время в Галисии, лишь «устрашение блаженной мученицы Евлавии» удержало Теодориха от разграбления Эмериты, главного города Лузитании.

merida

А потом снова вернулись свевы, и после них многие города и виллы опустели. Теперь уже король вестготов Эйрих (466—484), добравшийся до трона путём братоубийства, вознамерился окончательно присоединить Испанию к своим владениям. В 468—469 гг. его солдаты буйствовали в Лузитании, не щадя ни свевов, ни римлян. К моменту падения Западной Римской империи в 476 г. он подчинил себе практически всю Испанию.

Первое время вестготы контролировали только крупные города, не имея возможности управлять всеми делами. Настоящий интерес к Испании у них появился лишь в середине 90-х, когда король франков Хлодвиг (ум. 511) начал расширять свои владения в Галлии. Несмотря на растущую угрозу, король вестготов Аларих II (485—507) не препятствовал расселению его народа в иберийских городах. Когда же весной 507 г. Хлодвиг развязал войну против вестготов, его успех был не менее стремительным, чем успех арабов спустя два столетия. И только вмешательство могущественного короля остготов Теодориха помешало полному изгнанию вестготов из Галлии. Армия остготов вынудила франков и их союзников бургундов снять осаду Арля, и вестготы сохранили контроль над Септимантией (область на французском побережье Средиземного моря).

img 1 20190223 1818454818

В период царствования Теудиса (531—548) вестготы отказались от претензий на утраченные владения и сосредоточились на укреплении своей власти в Испании, где они контролировали Тарраконскую Испанию, Карфагенику и часть Лузитании. Но возрождение Толедского королевства связывают с именем Леовигильда (568—586), который окончательно подчинил свевов и успешно воевал против византийцев на юге полуострова, осуществил правовую реформу и отменил запрет на браки между готами и римлянами.

Леовигильд был последним правителем вестготов, который исповедовал арианство и боролся с никейской доктриной. В отличие от него, его сын Реккаред (586—601) через несколько месяцев своего правления перешёл из арианства в ортодоксальное христианство, спустя ещё два года созвал третий общегосударственный Толедский собор, на котором арианские епископы и готская знать приняли ортодоксальное вероисповедание.

toledo

Упразднение барьеров между готами и римлянами способствовало романизации последних и свело к минимуму сферы использования готского языка. Готская знать постепенно принимала римские социально-экономические порядки. При короле Хиндасвинте (642—653) готское и иберо-романское население было уравнено в правах. Однако различия между двумя народами оставались слишком выраженными до самого арабского вторжения.

На пике своего могущества в Испании вестготам удалось полностью вытеснить византийцев с иберийского побережья и установить новые порядки на большей части полуострова (за исключением Васконии) и в Септимании. Однако им так и не удалось добиться экономического процветания и политической стабильности, которые были в лучшие римские времена.

img 8 20190223 1418983576

img 9 20190223 1332571077

Король вестготов обладал практически неограниченной властью, но для принятия наиболее важных законов созывал Толедский собор (всего таких поместных соборов было восемнадцать). Независимые магнаты стремились ограничить власть монарха, поднимали восстания и организовывали заговоры, нередко завершавшиеся убийством монарха.

Нового короля избирали светские выборщики из числа придворной знати. Были случаи, когда власть передавалась по наследству или предыдущий монарх назначал своего преемника, но в целом вестготы сохранили представления о выборном характере королевской власти. Тем не менее круг влиятельных семей был невелик, и за последние семьдесят лет существования Толедского королевства трон занимали представители лишь двух родов.

img 10 20190223 1870338472

img 11 20190223 1225725506

Вестготы унаследовали от римлян разделение общества на знатное сословие, незнатных свободнорожденных, вольноотпущенников и рабов. При этом численность незнатных свободных людей постепенно сокращалась, а численность рабов и вольноотпущенников росла. Рабы хотя и были практически лишены прав, но закон запрещал эксплуатировать их в жестокой форме, а кроме того, позволял наиболее талантливым среди них достигать определённого благосостояния и социального статуса.

Как и римляне в поздний период, знатные вельможи мало жертвовали на благоустройство городов. Многие сооружения римской эпохи были засыпаны землей как несоответствующие христианской морали. Римская традиция хоронить умерших за крепостными стенами не соблюдалась строго, что приводило к распространению болезней. Отсутствие ухода за ирригационной системой, унаследованной от римлян, оборачивалось вспышками малярии. Многие дороги, акведуки и другие сооружения пришли в запущенное состояние. Питьевую воду редко можно было набрать из фонтанов, за ней приходилось идти к реке или колодцам.

img 7 20190223 1117381358

img 6 20190223 1947568665

Вместе с тем вестготы преуспели в строительстве крепостей и церквей. Великолепные дворцы, достойные столицы королевства, были построены в Толедо в период правления Вамбы (672—680). Руины базилики, ныне известной как Каса-Эррера, сохранились в нескольких милях от Мериды. Среди немногих сохранившихся до наших дней вестготских церквей можно назвать Сан-Хуан Баутиста в Баньос-де-Серрато, Сан-Педро-де-ла-Наве около Саморы, Санта-Лусия-дель-Трампаль в Алькуэскаре, а также крипты Сан-Антолин в Паленсии (позднее над ними был построен величественный собор). Судя по ним, в архитектуре вестготы тяготели к византийской школе, хотя техника исполнения и декоративные элементы были довольно самобытными.

img 5 20190223 1600787237

img 4 20190223 1289695783

Что касается хозяйства, то при вестготах из Испании по-прежнему вывозили зерно и оливковое масло, производство их значительно сократилось. Толедские короли больше не закупали эти продукты у местных магнатов для снабжения армии, возложив эту обязанность на города и общины. Рудники Сьерра-Морены, известные с древних времён, также почти не эксплуатировались. По всей видимости, вестготы не интересовались добычей серебра и других металлов, и этим занимались частные лица. Зато короли чеканили золотые монеты, о чём свидетельствуют находки в Северной Африке, Британии, Северной Европе и на Ближнем Востоке.

Купеческое сословие было представлено главным образом евреями и заморскими торговцами. Евреи проживали в Толедо, Эмерите, Кордове, Норбонне и других городах. Поначалу, как и во времена Римской империи, они жили по римскому праву. Но постепенно отношение к евреям со стороны готской знати и церкви ухудшалось. Самые суровые законы против евреев были приняты при короле Сисебуте (612—620), когда евреи насильственно обращались в христианство и были вынуждены бежать из Иберии, и при Эгике (687—701), после раскрытия еврейского заговора против короны. Примерно за двадцать лет до арабского завоевания евреям было запрещено посещать рынки и вести торговлю с христианами.

В целом Толедское королевство накануне арабского завоевания можно охарактеризовать как варварское государство, раздираемое социальными противоречиями, отчасти унаследованными от римского общества. Последние два столетия вестготы не сталкивались с сильными внешними врагами, что не могло не отразиться на боеспособности их армии. Низшие сословия не имели никакой возможности избавиться от гнёта магнатов и вельмож, которые сами едва ли были довольны состоянием дел в королевстве.

Именно такой застали визиготскую Испанию войска Тарика ибн Зияда. Король Родерих, избранный предположительно в 710 г., после смерти короля Витицы, не имел возможности пресечь вторжение. Возможно, как пишут западные историки, он был занят подавлением мятежа васконов на севере. Впрочем, если верить тем же историкам, после смерти короля Витицы в 710 г. Толедское королевство вообще оказалось на грани гражданской войны.

Из их запутанных и противоречивых рассказов следует, что Витица якобы поддался на уговоры жены и передал власть своему сыну Агиле, что вызвало неудовольствие готской знати. Тогда они избрали своим королём Родериха, который, возможно, был правителем Бетики. В результате восточные земли оказались под власть Агилы, а Родериху пришлось наводить порядок на западе и принять на себя первый удар мусульман.

Эти интерпретации весьма сомнительны, тем более что «сыновья Витицы» упоминаются только в «Хронике короля Альфонсо III», дошедшей до нашего времени в поздних и переработанных копиях. А имя Агилы, встречающееся на золотых монетах, отчеканенных на востоке Испании и в Септимании, говорит лишь о том, что Агила стал королём готов после гибели Родериха в 711 г.

Верить этим сообщениям трудно ещё и потому, что европейские хронисты занижали роль арабов в завоевании Иберийского полуострова, преувеличивая «вероломный» вклад христиан Сеуты и обиженных готских родов в победы мусульман. Но даже это не объясняет, как две армии общей численностью около 30 тысяч человек сумели за короткий период подчинить население огромной страны. И не просто подчинить, а склонить их к обращению их христианства в свою религию — ислам.