Пёстрая лента автострады теряется в глубине лесов, раскинувшихся на пологих склонах Большого Кавказа. По этой дороге автобусы мчатся к одному из самых популярных мест паломничества туристов в Азербайджане. Здесь, в небольшой деревне Гиш, возвышается древняя церковь, основанная Елисеем, учеником апостола Фаддея.

img 7 20150323 1158654485

«Матерь церквей восточных» — так её называет албанский летописец X века Моисей Каланкатуйский. Отсюда начиналась ранняя проповедь христианства на Южном Кавказе. Этот дивный памятник, передающий строгий дух раннего христианства, сохранён и оберегается народом, на протяжении многих веков исповедующим ислам. В его исторической памяти запечатлены традиции, связанные и с народными верованиями, и с религиями откровения. Подобно цветным нитям эти традиции переплелись и сложились в редкостные узоры человеческого общежития. Их объединяют не только общие корни и общая история. Их объединяет Слово, и слово это Азербайджан.

На этой древней земле в разные эпохи бытовали язычество и огнепоклонство, иудаизм и зороастризм, христианство и ислам. Отсюда религии Ближнего Востока проникали к народам Восточной Европы и Великой Степи. Здесь проповедовали апостол Иисуса Христа Варфоломей и десятки сподвижников Пророка Мухаммада. Эта земля словно излучала особую энергию, маня к себе великих мудрецов и могущественных царей.

Скифские племена, направлявшиеся в Переднюю Азию, по неведомой нам причине избрали более долгий путь и обогнули Каспийское море с севера, оставив неизгладимый след в культуре здешних народов. Античные историки писали о завоевании Южного Кавказа армией Александра Македонского. И хотя современная наука не подтверждает это, легенды о его пребывании в Азербайджане сохранились по сегодняшний день. В период правления монгольских ханов Азербайджан был ареной кровавых войн между улусами Чингизидов. Сюда устремлялись полчища мудрого Узбека и жестокого Тимура. После распада Золотой Орды и возникновения Московского государства мечта о покорении Кавказа не покидала умы российских царей и императоров.

Случалось, что иноземные завоеватели разрушали и разоряли азербайджанские города, но никому и никогда не удавалось сломить дух живущих здесь людей, гордых и свободолюбивых словно молчаливые вершины седого Кавказа. Напротив, великие победы и горькие поражения стали достоянием и наследием всех народов Азербайджана, независимо от их языка или религии, навеки соединив их узами солидарности и взаимопомощи.

Страна огней

Легенды связывают происхождение слова Азербайджан с именем поселившегося здесь Азербаза, правнука библейского Сима. Согласно другой версии, этот топоним произошёл от имени персидского сатрапа Атропата. В сознании азербайджанцев название страны обычно ассоциируется с огнём. Азербайджан издревле называют «страной огней», возможно, из-за многочисленных мест возгорания природного газа, вырывающегося из недр Апшеронского полуострова. Здесь, у подножия горы Янар-гая (Горящая скала), ночной мрак время от времени рассекается вспыхиванием метана, погружая мечтательного наблюдателя в глубину веков, к истокам мировой истории. В старину этому явлению придавали особый смысл, ведь огонь почитался как высшая стихия, олицетворяющая жизнь и победу добра над злом.

Культ огня был широко распространён на всей территории Азербайджана. Храмы огнепоклонников, известные как атешгях, существовали во многих городах страны. Большинство из них было разрушено после обращения народов Кавказской Албании в христианство, немногие оставшиеся пришли в полный упадок после распространения ислама. Но в XVII веке один из таких храмов обрёл новую жизнь. Этот памятник, расположенный в посёлке Сураханы (пригород Баку) и основанный не позднее III-IV века, и сегодня привлекает внимание туристов и исследователей.

Атешгях был восстановлен парсами, которые прибывали в Азербайджан с торговыми караванами из Индии. Возобновив паломничества к неугасаемому огню, некогда почитаемому их единоверцами, они начали возводить строения на месте бывшего храма. Наиболее ранняя из построек относится к 1713 году. Самым поздним строением является центральный алтарь, возведённый в 1810 году. К тому времени храмовый комплекс приобрёл свой окончательный вид, сохранившийся по настоящее время.

Просторный внутренний двор, окружённый скромными кельями, без золотых куполов и орнаментальных декоров, говорит об исключительно культовом предназначении храма. Кельи не имеют окон, и свет в них проникает только через аркообразные входы. На некоторых из строений можно разобрать надписи, большинство из которых индусские. Посреди двора, вымощенного каменными плитами, возвышается центральный алтарь с незатухающим огнём. Здесь совершались религиозные ритуалы и жертвоприношения. В большой четырёхугольной яме, которая ныне завалена камнями, предавали огню тела умерших.

Огнепоклонники преодолевали огромные расстояния, чтобы посетить святилище и даже встретить смерть возле него. Но в результате смещения земной коры выход природного газа в этом месте прекратился. Люди восприняли это как гнев «богов», и во второй половине XIX века паломничества в Сураханы прекратились. В настоящее время сооружения храма используются в ритуальных целях только почитателями Кришны, община которых действует в столице страны около двух десятилетий.

Музей под открытым небом

Современный человек начинает привыкать к тому, что историю пишут и переписывают. Но есть книги, которые нельзя переделать. Они переживают своих авторов и проносят память о них через тысячелетия, всякий раз воссоздавая живые картины прошлого. Одна из таких книг записана на скалах Гобустана — гористого участка, расположенного в 60 км к западу от Баку.

Уникальные наскальные изображения — петроглифы, высеченные на стенах пещер и каменных глыбах, были обнаружены здесь совершенно случайно. В 1939 году один из посетителей Азербайджанского Государственного Музея Истории в Баку рассказал экскурсоводу о странных рисунках, которые были замечены пастухами в горах Гобустана. В том же году археолог Исхаг Джафарзаде начал первые исследования наскальных изображений. Вторая мировая война не позволила азербайджанским учёным продолжить работу, но после 1947 года исследования возобновились в полном объёме и не прекращаются по сегодняшний день.

В Гобустане обнаружено более 6 тысяч рисунков, около 40 курганов, более 100 тысяч предметов материальной культуры. Наскальные изображения людей и животных относятся к разным эпохам, а наиболее древние из них датируются X-VIII тысячелетиями до н.э. По этим рисункам можно судить о том, как развивалась и изменялась жизнь в этих краях. Охота оставалась излюбленным развлечением мужчин и после того, как люди научились разводить скот. Постепенно развивалось земледелие, совершенствовались орудия труда и оружие. Интересны описания коллективного труда, религиозных обрядов и ритуальных танцев, напоминающих азербайджанский народный танец яллы. Наскальная летопись не прекращалась вплоть до Средних веков, и каждая эпоха оставляла свой отпечаток на характере и содержании изображений.

Пещеры и стоянки Гобустана заинтересовали археологов сразу после их обнаружения. За минувшие годы Гобустан повидал сотни научно-исследовательских экспедиций, но до сих пор не раскрыл всех своих тайн. Внимание известного путешественника и историка Тура Хейердала привлекли рисунки лодок, корма которых украшена изображением солнца. В древности верили, что солнце, скрывшись за горизонтом, перемещается на лодке по океану, чтобы снова взойти на востоке. Установив сходство между изображёнными здесь лодками и между ладьями, на которых путешествовали викинги, норвежский учёный выдвинул гипотезу о том, что предки викингов прибыли в Скандинавию из Южного Кавказа.

В 1966 году расписанные скалы Гобустана были объявлены государственным историко-художественным музеем-заповедником. Здесь у каждого каменного экспоната своя правдивая история о верованиях, занятиях и нравах проживавших здесь племён. На протяжении многих веков за этими памятниками ухаживали только солнце, ветры и дожди. Сегодня они оберегаются азербайджанскими учёными, делясь своими рассказами с тысячами туристов из разных стран.

О чём шепчутся камни?

Научные исследования «оживили» быт и обычаи древнейших племён, населявших территорию Азербайджана. Развитие человека и общества оставило следы во многих уголках страны. Но среди многочисленных открытий, сделанных археологами в течение минувшего столетия, пожалуй, самым ярким стало обнаружение в 1960 году Азыхской пещеры. Расположенная на высоте около 900 м над уровнем моря вблизи города Физули, эта пещера хранит в себе грубые каменные изделия — образцы галечной культуры, одной из древнейших на планете, а также останки более 40 видов животных. Считается, что человек обитал в этих краях ещё до образования пещеры, а заселил её не менее 1,2 млн. лет назад.

Азых далеко не единственное место раннего расселения человека на Южном Кавказе. Памятники, найденные в пещерах Таглар и Ятагери, на открытых стоянках Кадыр-дере и Чынгыл-тепе, помогают ощутить связь времён и познать самого себя. В Азербайджане прошлое сливается с настоящим в бесконечном потоке жизни. Это запечатлено в культуре и искусстве всех народов страны. Дуализм вечного и конечного ощущается в мугамах и баятах, дастанах и отпеваниях умерших — во всех формах выражения азербайджанской души. Эта философия жизни питается энергетикой древней земли и заряжает своей силой каждого, кто прошёлся по зелёным склонам Кавказа и напился из его живых родников.

Здесь горы и равнины имеют свою историю. Печальные насвистывания, эхом пролетающие над густыми лесами, тихие всхлипывания, доносящиеся из глубины ущелий, и нежный звук свирели, рассекающий молчаливый туман в горах… Каждый звук, каждый камень здесь связан с легендами, в которых отражается азербайджанский характер. Это легенды о любви и свободе — непреходящих ценностях, которые проявляются во всей своей полноте только на уносящихся ввысь просторах Кавказа.

img 11 20151218 1996307177

Туристы, которым посчастливится погостить в Гахском районе, непременно услышат историю о двух влюблённых, которые скрылись в горной пещере от местного хана. Юноша добывал пропитание охотой, а девушка заботилась об их ребёнке. Но воины беспощадного правителя выследили юношу и схватили его на глазах у возлюбленной. Его ожидала казнь, а её — вечное унижение. Ещё большим мучением казалась жизнь без любимого. Спасаясь от преследователей, она приняла нелёгкое решение и бросилась вниз с высокой скалы, не выпуская из рук грудного младенца. Существует поверье, что тела умершей девушки и ребёнка так и не достались хану, а превратились в скалу, которая с тех пор называется Гызлар гаясы (Скала девушек).

Благочестивые легенды живут в каждом городе, в каждой деревне Азербайджана. Легенды о чести и доброте, гостеприимстве и терпимости здешних народов живут повсеместно. Они перешагнули высокие хребты Кавказских гор и перелетели через океаны. Они рассказывают о том, как люди, говорившие на разных языках и наречиях, учились жить бок о бок, переживая чужую боль как свою собственную. Но понять их по-настоящему, услышать пронзительный глас истории можно только оказавшись на этих узких горных тропинках, посреди бескрайних пастбищ, у стен древних крепостей, монастырей и мечетей, окружённых таинственной и необъяснимой аурой.

В плену чарующих минаретов

Культура Азербайджана уникальна. Испытав на себе влияние художественных традиций Сасанидской Персии и Кавказской Албании, Византии и Арабского халифата, она сохранила самобытность и подарила миру великолепные по мастерству исполнения памятники архитектуры и миниатюры, декоративного и прикладного искусства. В эпоху мусульманского Ренессанса азербайджанские города были центрами науки, ремесленничества и торговли. Они привлекали путешественников и поэтов со всех уголков мира, поражая их шедеврами зодчества и градостроения.

Памятники монументального зодчества указывают на существование двух зрелых архитектурных школ Азербайджана: нахичеванской, для которой было характерно использование обожжённого кирпича, и ширвано-апшеронской, в которой в основном использовался камень. Башенные мавзолеи в Нахчыване и замковый комплекс Шахбулаг в Карабахе, соборная мечеть в Шемахе (древнейшая на Южном Кавказе) и дворец Ширваншахов в Баку, система кяризов (подземных гидротехнических сооружений) в Ордубаде, многочисленные культовые, оборонительные и гражданские сооружения продолжают впечатлять оригинальными архитектурными и техническими решениями.

Мечети и дворцы, мавзолеи и усыпальницы Азербайджана привлекают не только орнаментальными композициями и архитектурными формами. Каждое из этих творений неразрывно связано с именами славных правителей, непобедимых богатырей и неотразимых красавиц. Немало таких легенд приводит неутомимых туристов на берега горной реки Киш, украшенные жемчужиной Большого Кавказа городом Шеки.

img 2 20160327 1753820013

Точная дата основания города неизвестна. Археологи утверждают, что древнейшим постройкам Шеки не менее 2500 лет. В I веке до н.э. проживавшие здесь племена саки совместно с албанами разбили войска римского военачальника Помпея. И в последующие века город не раз становился ареной кровавых баталий. В окрестностях Шеки сохранились останки двух крепостей. Самая древняя из них, построенная в VI-VII веках, была разрушена в период монгольского нашествия в конце XIV века. Стены более поздней крепости Киш не устояли под натиском войск иранского шаха Тахмасиба в 1551 году.

Готовясь к новым столкновениям с врагами, местные жители построили ещё более надёжную крепость на вершине горы Гаратепе. Ей была уготовлена славная судьба. Она стала воплощением стойкости азербайджанского народа, его непоколебимой воли к свободе. Крепость была неприступна. Её стены выдерживали самые тяжёлые удары противника, а ведущие к ней горные тропы были настолько узкими, что на них едва умещались два человека. В 1743 году глава местной знати Гаджи Челеби провозгласил независимость Шекинского ханства. Его поступок вызвал гнев иранского шаха Надира, который пригрозил жителям города жестокой расправой. Ответное послание шекинского хана было столь же кратким, сколь выразительным: «Гялярсан — горярсан», что означает «Придёшь — увидишь».

Когда многочисленное войско шаха подступило к Шеки, горожане укрылись в крепости. Они не испытывали нужды в питьевой воде, которая поступала в крепость по выстроенной местными мастерами системе подземных каналов. Запасов еды хватало надолго. Осада Шеки продолжалась четыре месяца, но не принесла иранскому правителю ничего, кроме разочарования. Убедившись в прочности стен и непреклонности духа азербайджанцев, он отступил. Шекинское ханство получило независимость, а крепость на горе Гаратепе с тех пор так и называется «Гялярсан — горярсан».

Шекинские ханы, как и другие правители независимых государств Азербайджана, уделяли большое внимание развитию науки и искусства, военному делу и градостроению. Ещё при жизни Гаджи Челеби на северо-востоке Шеки была построена новая крепость, укреплённая 21 оборонительной башней. Ханский дворец и мечеть Джумай, два караван-сарая общей площадью около 14 тысяч кв. м., минарет Кюлехли, первый из четырёх высоких минаретов в городе — вот лишь некоторые из шедевров зодчества, украшающих старый город.

Средневековые памятники Азербайджана завораживают взор и очаровывают сердца. Крепости и башни настолько гармонично вписываются в местный ландшафт, будто сама земля нарисовала эти величественные формы. Щедрая и удивительно плодородная земля, неиссякаемый источник жизненной силы и духовного богатства… Она раскрывала свои объятия для тех, кто приходил сюда с миром, и оказывала суровый приём завоевателям. Её пейзажи, в которых зелёные леса пересекаются с заледенелыми склонами Базардюзю, а золотые пески сливаются с нежной бирюзой Каспия, вот уже несколько тысячелетий вдохновляют поэтов и мыслителей. Гений Низами Гянджеви и Мухаммеда Физули, Узеира Гаджибекова и Рашида Бейбутова получил признание во всём мире. Однако среди их творений нет ничего подобного тому, что породила земля Азербайджана.

Тагухи — свет из глубины веков

Южный Кавказ был второй родиной для многих религий. Если в древности местные племена поклонялись огню и небесным светилам, камням и деревьям, то с появлением зороастризма этот край превратился в один из центров распространения этого верования. Религиозная традиция связывает рождение Зороастра с Мидией (южные области Азербайджана). Влияние магов здесь особенно возросло в III веке, после воцарения персидской династии Сасанидов. Однако эпоха зороастризма уже клонилась к своему закату. Над Кавказом бродил дух набиравшего силу христианства. Приблизительно в 313 году царь Урнайр, правивший в Арране (Кавказская Албания) принял христианство и объявил его государственной религией. По мнению ряда историков, именно здесь христианство впервые получило такой статус.

img 9 20160327 1061492734

Хорошо известно, что среди ранних проповедников христианства было немало женщин. Неся священную миссию, они нередко встречали мученическую смерть, тем самым обретая бессмертие и вечную славу. В те далёкие времена на Кавказе хорошо знали историю прекрасной княгини Тагухи. Она была родом из области Утия, где проживали предки современных удин, одного из автохтонных этносов Азербайджана. В начале V века Албания подверглась нападению со стороны гуннов. В тот период в Утии проповедовали три священника из Иерусалима. Гунны схватили их и приговорили к смертной казни. Не менее тяжкой оказалась участь Тагухи, которая опекала священников. Её красота поразила гуннского военачальника, и тот пожелал овладеть ею. Сохранив верность Богу, Тагухи не уступила желанию варвара и была казнена вместе со священниками. Как пишут историки, на месте её гибели взошел яркий свет.

Христианство оставалось основной религией Северного Азербайджана вплоть до второй половины VII века, когда здесь начала распространяться последняя монотеистическая традиция — ислам. Резиденцией албанских епископов был город Габала. Античные историки Клавдий Птолемей и Плиний Секунд упоминали его в числе крупнейших городов Кавказской Албании. Арабские и персидские летописцы восхищались его красотой и богатством. Но жители города, выстаивавшие после нашествий хазар и арабов, не устояли перед непрекращающимися селевыми потоками. Город был покинут, и сегодня от него сохранилась только часть крепостной стены. Но даже по ней можно судить о былом величии и могуществе албанского государства.

Памятники христианской культуры Албании сохранились во многих областях Азербайджана. Это и величественные монастыри, и небольшие церквушки, и надгробные стелы с изображением религиозной символики. Самый крупный монастырский комплекс Худаванк находится в Кяльбаджарском районе, на левом берегу реки Тертер. Название монастыря происходит от слов худа — ‘Бог’ и ваник — ‘место’. Окружённый высокими холмами и утопающий в зелени, он идеально подходил для уединения с Богом. Отдельные строения архитектурного ансамбля относятся к доисламской эпохе, но значительная его часть была построена в первой половине XIII века.

Худаванк не единственный христианский монастырь, возведённый в период расцвета мусульманской культуры Азербайджана. Десятки церквей на территории страны датируются XII-XIII веками — яркое свидетельство того, что традиции веротерпимости существуют здесь издревле. Освящённые молитвами людей, исповедовавших разные религии, они укоренились в генотипе азербайджанского народа и живут по сегодняшний день. Они словно напоминают о том, что именно здесь Европа соединяется с Азией, Запад — с Востоком, а история — с современностью.

Притягательная сила Кавказа

Этнокультурная среда Азербайджана формировалась веками, и многие народы, некогда нашедшие здесь пристанище, всей душой полюбили эту землю, её коренных жителей и их традиции. История еврейской общины Азербайджана насчитывает около 2500 лет. Считается, что первые еврейские поселенцы прибыли сюда после разрушения Иерусалима вавилонским царём Навуходоносором II в 568 году до н.э. В современном Азербайджане проживают свыше 30 тысяч евреев, функционируют общины горских, европейских и грузинских евреев.

Посёлок Красная Слобода в Губинском районе — единственное место компактного проживания евреев на Кавказе. Его гордость — двухэтажная шестикупольная синагога, отреставрированная и сданная в эксплуатацию в 2001 году. Это еврейское поселение окружено десятками азербайджанских деревень, жители которых исповедуют ислам. Здесь евреи и мусульмане на протяжении многих веков вместе живут и трудятся, роднятся и создают семьи. Их связывает общая судьба, и неслучайно в ходе трагических событий 1918-19 годов, когда армянские дашнаки учинили кровавую резню в азербайджанских городах, от рук бандитов погибло и около трёх тысяч евреев.

За последние два столетия Азербайджан стал родным домом для сотен тысяч евреев и армян, русских и немцев, курдов и татар. Этнические и религиозные меньшинства, поселявшиеся в разных областях страны, легко вписывались в поликультурную среду региона, устанавливая тесные связи с местным населением. Рассказы о миролюбивом и уважительном отношении азербайджанцев к чужим традициям быстро облетали мир. Многие выдающиеся личности посещали этот край, чтобы поближе познакомиться со здешними нравами. Они становились очевидцами легендарного кавказского гостеприимства, порой странного и непонятного иноземцам, но всегда исполненного благородства и доблести.

img 1 20151218 1773429581

Молву о гостеприимстве народов Азербайджана увековечил великий Низами, описавший восхитительное убранство, устроенное во дворце бардинской царицы в честь почтенного гостя Искандера (Александра Македонского). Щедрость и великодушие азербайджанцев были воспеты и другими корифеями. Пышный приём в доме шемахинского бека Махмуда попал в историю со страниц романа «Путешествие на Кавказ», написанного французским писателем Александром Дюма-старшим под впечатлением от его пребывания на Кавказе.

Для азербайджанцев оказать почтение гостю и большая честь, и славная обязанность. Эта черта национального характера наиболее ярко проявляется в небольших городах и деревнях. Здесь достаточно постучать в незнакомую дверь и назваться путником, чтобы тебя накормили самым лучшим из того, что есть в доме, и оставили на ночлег в самой просторной комнате. Погостить в азербайджанской семье — значит навсегда полюбить и незабываемую кухню, и красивые обычаи, и певучий азербайджанский язык.

Песнь древнего Аррана

Гостеприимство, радушие, терпимость… Кажется, что эти качества азербайджанцы впитывают с молоком матери. Уважать человека независимо от его языка и вероисповедания здесь учатся с раннего детства. Неудивительно, что традиции веротерпимости широко представлены и в азербайджанской литературе и фольклоре. Бессмертные памятники, созданные мусульманскими поэтами и ашугами, прославляют справедливость и любовь, осуждают тиранию и страсть к обогащению. Герои лирических поэм и романтических дастанов исповедуют различные религии, принадлежат к разным слоям общества, но полны решимости преодолеть социальные предрассудки и выстрадать собственное счастье. Сюжеты этих произведений, основанные порой на исторических событиях, а порой на мифических рассказах, отражают духовные искания народа, стремящегося к построению свободного и справедливого общества.

img 11 20150818 1079615155

Преданностью идеалам ислама и уважением к чужим традициям проникнуто творчество патриарха азербайджанской поэзии Низами Гянджеви. Исторические предания, античные мифы и коранические притчи переплетаются в его поэмах с переживаниями влюблённых, страданиями простолюдинов и перевоплощениями правителей. Его дивная лирика, исполненная изощрённых дидактических приёмов, не потеряла своей актуальности и сегодня. Изображая человеческое достоинство как одну из высших ценностей, он осуждает притеснение и насилие, порабощение и деспотизм.

Идея чистой любви, сближающей религии и народы, провозглашается и в популярном народном дастане «Асли и Керем». Сын гянджинского хана Керем и дочь священника Кара-Кешиша Асли питают нежную любовь друг к другу. Благородное чувство, приведшее к духовному слиянию двух молодых людей, получивших разное воспитание и выросших в разной среде, пугает старого священника. Он всячески пытается разлучить влюблённых и тайно увозит свою дочь в далёкую страну. Но испытания лишь усиливают чувства юноши, который пускается странствовать по свету. Долгие месяцы скитаний не пропадают зря, и Керем находит свою возлюбленную в далёком сирийском городе Алеппо. Кара-Кешиш, прибегнув к очередной хитрости, обвиняет юношу в воровстве, но тому удаётся доказать свою невиновность. Кара-Кешишу приходится уступить желанию дочери и настойчивости Керема, и тогда он решается на последний зловещий поступок.

Он преподносит своей дочери заколдованный наряд, в который та облачается в брачную ночь. Став жертвой колдовства, Керем сгорает в огне, а вслед за ним умирает и Асли. Их прах предают земле, а Кара-Кешиш перед своей смертью завещает похоронить его между ними. Каждой весной на могилах Асли и Керема расцветают розы. Ветки двух кустов устремляются навстречу друг другу, но куст терновника на могиле Кара-Кешиша не позволяет им соединиться. В народе говорят, что эти могилы сохранились по сей день в местечке Лулали в Ханларском районе.

Проблема гуманизма получила развитие и в азербайджанской литературе XX века. Большую известность, в том числе в Западной Европе и США, приобрёл выросший в Азербайджане писатель Лео Нусенбаум. Эмигрировав в 20-х годах прошлого века в Германию, он печатался под псевдонимами Мухаммед Асад-бек и Курбан Саид. В романе «Али и Нино», написанном на немецком языке и переведённом на многие языки мира, он громко заявил о равенстве наций и культур. И это в конце 30-х годов, когда Европа была поражена вирусом фашизма. «В речах всех мудрецов мне слышится голос одного и того же Бога», — говорит писатель устами одного из своих персонажей.

Эти слова и сегодня звучат в унисон с азербайджанской душой. Культура толерантности по праву считается одним из величайших богатств Аррана. Эта колыбель человечества словно покрыта особым биоэнергетическим полем, подавляющем зло, ненависть и агрессию. Здесь рождается вечная любовь, и отсюда она распространяется по свету.

Великий прорыв

Современный Азербайджан — демократическое государство, переживающее период масштабных экономических и социальных реформ. Обретя независимость и встав на путь модернизации, страна стремительно развивается, принимая вызовы времени. В Азербайджане гордятся успешной реализацией таких транснациональных проектов, как строительство трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан и возрождение Великого шёлкового пути. Внешний вид столичного мегаполиса изменяется с каждым днём, словно демонстрируя готовность страны превратиться в одну из важнейших артерий глобальной экономики.

img 39 20151023 1747250517

В то же время в Азербайджане не забывают и о сохранении его богатого духовно-культурного наследия. Поддерживание атмосферы веротерпимости и согласия в обществе — одно из важнейших направлений внутригосударственной политики. Её результатом является передача культовых зданий — мечетей, церквей и синагог — религиозным общинам страны. Многие из них восстанавливаются и реставрируются на средства государства.

Живым примером межрелигиозного согласия в стране стало восстановление Кафедрального собора святых жён-мироносиц, центрального православного храма в Баку. Ремонтно-строительные работы в храме осуществлялись на пожертвования бывшего вице-президента Всероссийского Азербайджанского Конгресса Айдына Курбанова. За помощь, оказанную в деле воссоздания православных святынь, он был награжден двумя орденами Русской Православной Церкви.

Примечательно, что азербайджанский меценат не стал первопроходцем на этом поприще. Он пошёл по стопам Гусейн-хана Нахичеванского, первого и единственного азербайджанца, командовавшего Гвардейским полком русской императорской армии. Выходец из знатного рода Эриванской губернии и мусульманин по происхождению, Гусейн-хан Нахичеванский в начале прошлого столетия инициировал сбор средств на строительство православной церкви в Красном Селе.

Известный французский востоковед Анкетиль Дюперрон писал: «Мы напрасно ищем родину античной культуры, литературы и просвещения у греков и римлян. Их следует искать в древней Мидии, Атропатене». Пожалуй, эту мысль можно продолжить. В Азербайджане следует искать ключи от глобальной цивилизации будущего, способной сберечь многоцветную культурную палитру нашей планеты.