Западная цивилизация в последние несколько сотен лет достигла невероятного могущества. Мы ощущаем её культурное, технологическое, научное воздействие со всех сторон. Но с чего всё началось? Что явилось тем «Большим взрывом», в котором родилась вселенная Западного Проекта?

codex atlanticus800x564

При внимательном изучении истории не остаётся никаких сомнений в том, что таковым стал невероятный всплеск наук и искусств, произошедший в Италии в XV веке. Он сотряс основы тогдашнего европейского мироустройства. В результате именно из Италии вышло практически всё, что стало определять облик и поведение великих европейских держав и народов в дальнейшем. Живопись, архитектура, поэзия, богословие, политология, кораблестроение, мореплавание, картография, юриспруденция, банковское дело, военное дело, дипломатия, мода, этикет и много ещё чего.

Наверное, самый убедительный пример — это целая вереница московских архитекторов, объединенных фамилией Фрязин. Дело в том, что «фрязами» или «фрязинами» в России называли итальянцев. Потому, не мудрствуя лукаво, всех заезжих из Италии специалистов-строителей такой фамилией и нарекли. Вот эти самые “Фрязины” и построили огромное количество будущих «памятников архитектуры» в Москве и других городах Московского царства.

moscow-cremlin800x533

Так, “Алевиз Фрязин Старый” (Алоизио де Милано), построил укрепления Московского кремля, Троицкую башню и Большой Кремлевский дворец; “Алевиз Фрязин Новый” (Алоизио Ламберти де Монтиньяна) — ни много ни мало целых 18 храмов, церквей и соборов; “Антон Фрязин” (Антонио Джиларди) — Тайницкую и Водовзводную башни Кремля; “Бон Фрязин” (Марко Матробани) — колокольню Ивана Великого; “Марк Фрязин” (Марко Руффо) — Спасскую, Беклемишевскую и Никольскую башни Кремля, а также Грановитую палату. Не менее плодотворно трудились в Москве целых три “Петра Фрязина” — Пьетро Антонио Солари, Пьетро Франческо и Пьетро Франческо Анибале. По сути, итальянцы построили Москву. Это ли не показатель?

Но требовательный читатель имеет полное право усомнится в том, что все науки и искусства вышли из Италии. Да, можно согласиться с доминированием итальянцев в живописи, скульптуре, поэзии, архитектуре. Невозможно себе представить историю Европы и всего мира без Леонардо да Винчи и Боттичелли, Микеланджело и Донателло, Петрарки и Данте, Брунеллески и Палладио и множества других художников, скульпторов и поэтов, несть им числа. Причём творили они далеко не только в Италии.

dante-michelino800x617

Однако же великие географические открытия — в основном дело рук португальцев и испанцев. Банковское и финансовое дело молва традиционно закрепляет за еврейскими ростовщиками. В войне на суше блестяще показали себя французы и австрийцы. Англия давала всем пример, как вести морские баталии. Мода и куртуазный этикет однозначно ассоциируются с Парижем, оружейное дело — с Испанией, и так далее и тому подобное. С этим невозможно не согласиться. Но снова мы должны задаться вопросом: с кого же всё началось? Давайте посмотрим:

1. Мореплавание и кораблевождение

В XIV веке некто Флавио Джойя “значительно усовершенствовал” компас. Некоторые исследователи (я в том числе) считают, что такие “усовершенствования” можно смело назвать изобретением. Недаром в городе Амальфи, что на юге Италии, ему установлен памятник. В любом случае именно итальянцы создали компас в современном смысле слова, без которого мореплавание осталось бы каботажным, то есть прибрежным. Кстати, Амальфи отличился не только этим. Его кодекс морского права Tabula Amalphitana был признан во всём Средиземноморье, и заложенные в нём основы морского права используются до сих пор.

Но итальянцы отметились не только изобретениями. Люди — вот главное достояние мира. Так, португальская морская экспансия началась во времена короля Диниша I Земледельца. Странное прозвище для мореплавателя и основателя флота. Но всё становится на свои места, если знать, что первым адмиралом этого флота был Мануэль Пессанья, он же Эммануэле Пессаньо, уроженец Генуи. С собой он привёз в Лиссабон ещё двадцать генуэзцев, которые и стали первыми капитанами португальских кораблей.

Острова Зелёного Мыса открыл венецианец Альвизе Кадамосто, Канарские острова — Ланцаротто Малочелло. Сенегал и Гамбию осваивал генуэзец Антонио Узодимаре. Азоры на карты первыми нанесли генуэзцы (атлас Медичи) и братья Франческо и Доменико Пицигани из Венеции.

venive-world-map800x642

Финансировали португальские походы флорентиец Бартоломео Маркьонни, крупнейший работорговец Лиссабона, и генуэзская семья Ломеллини, что контролировала торговлю золотом, привезённым из Нового Света.

Америку для Испании и всей Европы открыл генуэзец Кристофоро Коломбо, он же Христофор Колумб. Назван же новый континент в честь флорентийца Америго Веспуччи.

Деньги на морские походы испанцев давали генуэзцы, особенно после того, как Андреа Дориа заключил договор с Испанской короной и стал контролировать потоки драгоценностей из Нового Света.

Франция тоже не обошлась без итальянцев. Даже речной флот на Сене организовал генуэзец Энрико Маркезе. Первую французскую экспедицию в Америку возглавлял флорентиец Джованни да Верраццано.

Аналогично, первая английская экспедиция в Новый Свет состоялась под началом итальянца Джованни Кабото, известного нам как Джон Кэбот. Он родился в окрестностях Генуи, но получил венецианское гражданство, поэтому его в равной степени можно считать как генуэзцем, так и венецианцем.

2. Дипломатия

Французскую дипломатию построил с чистого листа римлянин Шарра Колонна. Достойно продолжали его дело фаворит Марии Медичи Кончино Кончини и кардинал Джулио Мазарини из Абруццо.

mazarini800x670

Иван Фрязин, он же Джан Баттиста делла Вольпе, был дипломатом и монетным мастером в Москве. Ставила же московскую дипломатию так называемая «Московская компания», коммерческое предприятие, устав которого был утверждён английским парламентом. Но первым губернатором Московской компании стал Себастиано Кабото, сын того самого Джованни Кабото, который под именем Джона Кэбота открыл для Англии путь в Канаду. Затеяли же эту компанию, следуя заветам Паоло Джовио, флорентийского географа. Ради нахождения пути в Китай.

3. Военное дело

Именно итальянцы задавали тон как в изготовлении оружия, так и в его применении. Мишель Монтень свидетельствовал, что любой желающий научиться фехтованию должен был ехать в Италию. Итальянские оружейники известны с самого раннего средневековья и до сих пор. Достаточно назвать две старейшие фирмы по производству огнестрельного оружия: «Беретта» и «Бинелли». Итальянцы изобрели колесцовый замок (приписывается самому Леонардо да Винчи), применение которого вывело аркебузы и мушкеты, а с ними всё военное дело на совершенно другой уровень.

Итальянские кондотьеры распространились по всему миру не хуже флотоводцев. Так, бургундские войны вели итальянцы Джакомо Галеотто, граф Челано, Лодовико Тальяно, братья Антонио и Джилемо ди Лeньяно. Собственно, Карл Смелый побеждал, пока этого хотели итальянцы, и погиб, когда итальянец, граф Кампобассо, предал его.

charles-temeraire800x533

Маршал Франции Пьеро Строцци был флорентийцем, как и Альбер де Гонди. Даже в русской армии командующим артиллерией в походах на Тверь, Новгород и Казань был артиллерист и архитектор Аристотель Фьораванти из Болоньи. Заодно он построил Успенский собор в Кремле. Разносторонний был человек.

4. Банковское и финансовое дело

Начало централизации французских финансов положил сиенец Спинелло Толомеи.

Генуэзец Антонио Пессаньо, брат упомянутого выше главы португальского флота, был основным кредитором короля Англии Эдуарда II. Он финансировал все мероприятия короля вплоть до войны с Шотландией.

В XV веке во Франции выходцы из Ломбардии стали выдавать кредиты под залог имущества. Идею сформулировал и воплотил в жизнь итальянский монах Барнабе де Терне, который по праву считается основателем современного банковского дела. С тех пор появились ломбарды, и «Дом Ломбарди» имел множество отделений во Франции и Англии. К концу XV века у флорентийского банка Медичи только во Франции было около восьмидесяти филиалов.

medici-bank800x633

5. Мода и этикет

Сам типаж европейского аристократа был сформирован в герцогстве Бургундском, которое этим сыграло огромную роль в европейской истории, хоть и просуществовало не очень долго. Но своим рождением оно обязано миланцам, что построили дорогу через перевал Сен-Готард. Бургундский двор был полон итальянцев, таких как сын маркграфа феррарского Франческо д'Эсте, сын маркграфа мантуанского Родольфо Гонзага, сын короля неаполитанского Федерико Тарентский. Они, как и другие итальянцы при дворе Карла Смелого, сформировали облик европейского дворянства на многие столетия вперёд.

В эпоху Возрождения итальянцы издали и распространили свыше 1200 пособий по этикету для кавалеров и более 800 для дам. Профессия «учитель танцев», наряду с «учителем фехтования», была исключительно уделом итальянцев.

Часто итальянцы становились «местными». Например, Турн-и-Таксисы в Германии — это ветвь миланского семейства делла Торре; маркизы Эстепа в Испании — изначально Чентуриони; князья Монако Гримальди — потомки генуэзских банкиров. И таких родов множество в Европе и Америке.

Венецианец Франческо дель Неро был любимым портным Изабеллы Кастильской, а Венеция в целом оставалась законодательницей европейской моды вплоть до XVII века.

Даже чёрный цвет траура ввела в Европе флорентийка Екатерина Медичи, королева Франции, прозванная «Черной королевой» именно из-за её одеяний. До неё европейцы скорбели в белом.

Такую важную для модников и вообще цивилизованных людей вещь, как водопровод, в Париже также внедрили итальянцы, а именно — очередная флорентийская королева Мария Медичи. И так далее и тому подобное.

maria-medici800x533

Можно ещё долго перечислять вклад итальянцев в становление европейской цивилизации, но думаю, что сказанного вполне достаточно, чтобы определить время наступления «Молодости» Западного Проекта. Это момент, когда во Флоренции, а затем и в других итальянских городах-государствах начинается так называемое «Раннее Возрождение».

1420 ГОД.