1 сафара 478 года от Хиджры (25 (31) мая 1085) армия короля Альфонсо VI после девятимесячной осады заняла город Толедо, столицу одной из независимых тайф и бывшую столицу Королевства вестготов. Спустя всего несколько десятилетий Толедо превратится в культурную столицу Европы, а в библиотеке Толедского собора на латинский язык будут переводиться труды Птолемея, Аристотеля, Евклида, аль-Фараби и других учёных.

Во второй половине XI века христианские королевства Иберии проводили агрессивную политику в отношении разрозненных мавританских тайф, возникших на обломках Кордовского халифата. Успех эмира Сарагосы Абу Джафара аль-Муктадира, освободившего Барбастро в апреле 1065 года, не изменил расстановки сил на полуострове. Король Кастилии, Леона и Галисии Фердинанд немедленно организовал поход отмщения против аль-Муктадира, отказавшегося платить ему дань, и разорил многие деревни. Но 24 июня того же года Фердинанд умер, перед смертью разделив свои владения между сыновьями и дочерьми: его старший сын Санчо получил Кастилию, Альфонсо — Леон, Гарсия — Галицию, а двум дочерям Эльвире и Урраке достались города Торо и Самора соответственно.

Теперь Санчо предстояло принудить к послушанию эмира Сарагосы. Но в борьбу за богатую тайфу включился его двоюродный брат Санчо IV Гарсес, король Наварры. Успех в сражениях сопутствовал кастильцам, которыми командовал Родриго Диас де Вивар, больше известный как Эль-Сид. На помощь наваррцам пришёл король Арагона Санчо Рамирес, а Санчо II Кастильский объединился со своим братом Альфонсо VI Леонским. В этой войне, вошедшей в историю как «война трёх Санчо», союз Арагона и Наварры потерпел неудачу, и Санчо Гарсес уступил Кастилии ряд приграничных областей. А после его смерти в 1076 году наваррская корона досталась королю Арагона Санчо Рамиресу, что привело к его усилению и дальнейшему обострению отношений с Кастилией.

Между тем в ноябре 1067 года умерла вдова Фердинанда, королева Санча Леонская, и между их сыновьями разразилась усобица. Поначалу Санчо Кастильский попытался лишить трона своего брата Альфонсо, царствовавшего в Леоне, и разбил его войско при Льянтаде. Но впоследствии они объединились и свергли своего младшего брата Гарсию, который был отправлен в изгнание в Севилью и находился там при дворе эмира аль-Мутамида ибн Аббада. В январе 1072 года Санчо и Альфонсо в очередной раз выясняли отношения на поле брани, и снова сильнее оказался король Кастилии. Альфонсо был схвачен, но вскоре ему удалось бежать к эмиру аль-Мамуну в Толедо.

Объединив большую часть владений отца, Санчо потребовал от своей сестры Урраки передать ему крепость Самору, занимавшую стратегическое положение для дальнейшей экспансии на юг. Когда же Уррака отказалась, Санчо осадил крепость, но был убит в октябре 1072 года. После смерти бездетного Санчо Альфонсо стал королём Леона и Кастилии, а Гарсия восстановил свои права на корону Галисии. Но уже в феврале 1073 года он был вероломно схвачен людьми Альфонсо и заточён в замок Луна, где он и умер спустя семнадцать лет.

Пока на севере Иберии сыновья Фернандо делили наследство своего отца, мусульманские эмиры даже не помышляли избавиться от своего вассального положения. Это был период наивысшего расцвета тайф и одновременно наивысшего соперничества между ними. Владения эмира Сарагосы простирались до реки Дуэро на западе, до Пиренейских гор на севере и до пределов Валенсии на юге. Но у него не было боеспособной армии, способной остановить вторжение кастильцев или арагонцев. Была лишь надежда на то, что высокие стены защитят города от разорения, а щедрый откуп удовлетворит того, кто придёт с огнём и мечом. Поэтому вместо укрепления государства аль-Муктадир увлекался науками и возводил для себя роскошный дворец. Вместе с тем он не прекращал попыток избавиться от своего брата Юсуфа аль-Музаффара, правителя Лериды, и сумел одолеть его в 472/1079 году, спустя более чем тридцать лет борьбы.

В противоположной части полуострова эмир Севильи Аббад аль-Мутадид не прекращал расширять своё царство, расправляясь с соседями с редким коварством и жестокостью. К тому времени он уже захватил юг современной Португалии, Альхесирас и Ронду. В 458/1066 году он захватил города Аркос, Медину-Сидонию и Херес, в которых правили берберские семьи, а также попытался отнять Малагу у Зиридов, правивших Гранадой. Сообщается, что он был очень суеверным человеком и верил в предсказание о том, что конец его царству положит человек из чужих земель, отчего и происходило его недоверие к берберам. Впрочем, разногласия между арабами и берберами были намного глубиннее, чем суеверия, и многие местные жители радовались избавлению от власти берберов.

Опасное соседство с Севильей досталось Афтасидам, которые правили в Бадахосе и подчинили себе Мериду, Эвору, Лиссабон, Коимбру и другие города. Эмир аль-Музаффар Мухаммад пытался бороться с Севильей за выход к Кадисскому заливу и заключил союз с эмиром Кармоны Исхаком ибн Мухаммадом аль-Бирзали, но в 442/1050 году аль-Мутадид разгромил их армию. В том сражении погиб сын Исхака, после чего безутешный отец отказался от власти в пользу своего брата аль-Азиза. В последующие годы Афтасиды уже пытались не расширить свои владения, а уберечь их от христиан, которые отрывали у них один город за другим.

В 449/1057 король Фердинанд присоединил к Галисии города Ламегу и Визеу, а в 456/1064 после шестимесячной осады пала Коимбра, впоследствии ставшая первой столицей Португалии. Фернандо был близок и к завоеванию Сантарена, но аль-Музаффар сумел отстоять город, согласившись выплачивать дань кастильцам. Просвещённый эмир, знаток арабской поэзии и тафсира аль-Музаффар Мухаммад умер в 461/1063 году, после чего в тайфе началась война между двумя его сыновьями. В неё были втянуты и эмиры соседних тайф: аль-Мутамид ибн Аббад, эмир Севильи, поддержал Умара аль-Мутаваккиля, а аль-Мамун ибн Зу-н-Нун, эмир Толедо, стал союзником Яхьи аль-Мансура. Последний неожиданно скончался через три года, и трон Афтасидов достался Умару аль-Мутаваккилю.

toledo-view1200x800

Самую протяжённую границу с Кастилией имела тайфа Толедо, которой с 435/1043 года правил Яхья аль-Мамун. Остановив братоубийственную войну с Сарагосой после смерти Сулеймана ибн Худа, аль-Мамун сумел поправить свои дела, и его столица стала одним из богатейших городов Иберии. Аль-Мамун выплачивал дань королю Фердинанду и опирался на его поддержку в борьбе с другими эмирами. В 457/1065 году аль-Мамун при поддержке кастильцев захватил Валенсию, где прежде правил его зять Абд аль-Малик ибн Абд аль-Азиз.

В 459/1066 году он на короткое время вступил во власть в Кармоне. Эмир Кармоны аль-Азиз аль-Бирзали, изнурённый войной с Севильей, тайно предложил аль-Мамуну присоединить его тайфу к Толедо в обмен на управление одним из городов. Аль-Мамун согласился и предоставил аль-Азизу замок Альмодовар, где тот поселился вместе со своей семьёй. Однако жители Кармоны пригласили в город эмира Севильи аль-Мутадида, и аль-Мамун был вынужден оставить Кармону.

Соперничество Толедо и Севильи продолжилось и после смерти в конце 461/марте 1069 года Аббада аль-Мутадида. Уже в следующем году аль-Мамун попытался отстранить от власти эмира Кордовы Абд аль-Малика Ибн Джахвара, воспользовавшись разногласиями между ним и его старшим братом. Ибн Джахвар обратился за помощью к эмиру Севильи Мухаммаду аль-Мутамиду, и аль-Мамун снова был вынужден отступить, чтобы избежать кровопролитной войны. Ибн Джахвару же пришлось заплатить высокую цену за помощь от эмира аль-Мутамида. Командир отряда из Севильи арестовал его и его семью и выслал их в Севилью, а Кордова навсегда утратила политическую самостоятельность.

Между тем аль-Мамун не отказался от своих притязаний на Кордову. В джумадаль-ахире 467/феврале 1075 года он организовал заговор против сына эмира аль-Мутамида, который правил Кордовой. Тот был убит вместе с его ближайшими соратниками, после чего город заняли войска аль-Мамуна. Летом того же года аль-Мамун умер, передав власть своему внуку Яхье аль-Кадиру, который был ещё очень молод. Перед смертью он просил визиря Ибн аль-Хадиди, уважаемого богослова, поддерживать Яхью, но уже через пару месяцев визирь стал жертвой интриг и был убит с ведома эмира. Внутри тайфы начались брожения, и этим не преминули воспользоваться его соперники.

Наместник Валенсии Абу Бакр Мухаммад ибн Ахмад ибн Абд аль-Азиз провозгласил себя независимым правителем, а аль-Муктадир ибн Худ при поддержке короля Арагона Санчо Рамиреса вторгся в Кельтиберию и был близок к взятию Куэнки. В таком положении аль-Кадир решил обратиться за защитой к Альфонсо VI, который потребовал, помимо больших денежных выплат, несколько приграничных крепостей.

Недовольство политикой молодого эмира привело к тому, что в 472/1079 году в Толедо началось восстание, и аль-Кадир бежал в Куэнку. Опасаясь анархии, жители Толедо пригласили эмира Бадахоса Умара аль-Мутаваккиля, который оставался в городе десять месяцев и занимался тем, что расхищал имущество своего предшественника. Когда же в апреле 1080 года аль-Кадир привел к Толедо армию кастильцев, аль-Мутаваккиль заблаговременно покинул город. Жители Толедо сопротивлялись несколько месяцев, а когда кастильцам удалось войти в город, эмир аль-Кадир жестоко расправился со своими противниками.

Союз Альфонсо и аль-Кадира вызвал обеспокоенность эмира Севильи аль-Мутамида ибн Аббада. Он понимал, что кастильцы могут беспрепятственно пройти через земли Толедо и вторгнуться в пределы Севильи. Для того чтобы избежать такого развития события, аль-Мутамид отправил в Леон своего визиря Абу Бакра ибн Аммара, и тот заключил договор с Альфонсо, по которому кастильцы обещали Севилье военную помощь против эмира Гранады, а аль-Мутамид обязывался выплачивать христианскому королю ежегодную дань. Альфонсо стремился запугать и эмира Бадахоса аль-Мутаваккиля, но тот ответил ему решительным отказом.

На таком политическом фоне Альфонсо VI начал совершать регулярные набеги на земли тайфы Толедо, уводя пленных, уничтожая посевы и вырубая деревья. Опустошительные рейды продолжались четыре года. Деревни были разрушены, хозяйства пришли в упадок, и толедская знать была бессильна что-либо изменить. Никто из эмиров не желал враждовать с Альфонсо и не желал слушать имамов, таких как Абу аль-Валид аль-Баджи, призывавших мусульман к объединению.

Правители тайф будто совершенно не осознавали нависшей над ними угрозы. Сыновья Ахмада аль-Муктадира, который умер в 474/1082 году, не поделили власть в Сарагосе и развязали войну, которая тянулась больше тридцати лет. Эмир Севильи аль-Мутамид воевал с Абдаллахом ибн Булуггином, правителем Гранады; они заключили перемирие лишь в конце 477 года, когда кастильцы уже осадили Толедо.

toledo-bisagra1200x800

Осада Толедо началась осенью 477/1084 года. Альфонсо разбил свою ставку в низине у реки Тахо, в обнесённом стеной фруктовом саду толедских эмиров. В своё время эмир аль-Мамун гордился этим садом и любил проводить в нём время. Из-за водяного колеса, стоящего у реки, сад прозвали аль-Мунья ан-наура. Врач Ибн аль-Вафид аль-Ляхми, известный в Европе как Абенгефит, создал в нём ботанический сад. Возможно, там же находились знаменитые водяные часы астронома Абу Исхака аз-Заркали. Впоследствии этом месте был построен мудехарский дворец Гальяна, сохранившийся до наших дней.

Кастильцы не имели возможности взять Толедо штурмом и поэтому организовали блокаду города. С наступлением зимы положение осаждённых ухудшилось, а их надежды на поддержку от соседних тайф разрушились. Тем не менее горожане продолжали терпеть и надеялись на то, что в лагере врага начнутся раздоры или случится какая-нибудь беда. Но Альфонсо не собирался уходить, и аль-Кадир решил отправить к нему послов. Если верить хронистам, Альфонсо не пожелал лично встречаться с ними, а его уполномоченный не соглашался ни на какие другие условия, кроме сдачи города. А для того, чтобы горожане не надеялись на помощь соседей, кастильцы показали им послов, прибывших ко двору Альфонсо от других эмиров. Наконец, в мае, находясь в полном отчаянии, аль-Кадир согласился сдать город христианам.

Средневековые хронисты сообщают, что, по условиям договора, дворец эмира, сады, мосты и городские ворота переходили в собственность Альфонсо VI, который в свою очередь обязывался сопроводить эмира аль-Кадира и его семью в Валенсию. Мусульманам позволялось по своему желанию либо покинуть город вместе с их имуществом, либо остаться в городе, где им гарантировалась безопасность и свобода вероисповедания. Альфонсо также обещал не разрушать и не превращать в церковь главную мечеть Толедо, не повышать налоги для мусульман, судить мусульман по их законам, и несколько знатных горожан должны были отправиться в Леон в качестве заложников.

Если верить хронистам, первое время кастильцы соблюдали условия договора. Они опасались восстания местных жителей, и им требовалось время для того, чтобы закрепиться в городе и его окрестностях. Пытаясь успокоить горожан, Альфонсо демонстрировал беспристрастность и даже провозгласил себя «императором двух религий». Он также выполнил своё обязательство перед аль-Кадиром и помог ему изгнать из Валенсии мятежного наместника Абу Бакра. Покидая город, он оставил при аль-Кадире отряд кастильцев, на которых тот опирался в течение нескольких месяцев, пока на полуостров не высадилась армия Альморавидов.

Безусловно, помогая аль-Кадиру, Альфонсо видел в нём не более чем своего вассала и помышлял лишь о том, как использовать его для расширения своего королевства. Изгнав мавританского эмира из его города, Альфонсо изменил правила войны и мира, которых мусульмане и христиане придерживались несколько веков. Это явственно осознали и правители тайф, которые обратились за помощью к эмиру альморавидов Юсуфу ибн Ташфину. Вскоре после его первой победы над христианами епископом Толедо был назначен клюнийский монах Бернард де Седирак, энергично призывавший к подвигам «во славу божью». Он запретил мусульманам молиться в большой мечети и начал перестраивать её в собор. Вслед за мусульманским духом Толедо стало терять и мусульманский облик.