21 раджаба 484 года от Хиджры (8 (18) сентября 1090) армия альморавидов под командованием генерала Сайра ибн Абу Бакра аль-Лемтуни в результате кровавого штурма заняла Севилью, столицу самой могущественной из мавританских тайф. Богатый, процветающий город на реке Гвадалквивир был разграблен, а эмир аль-Мутамид, снискавший славу справедливого правителя и поэта, при котором Севилья достигла экономического и культурного расцвета, был сослан в Магриб.

После разгрома кастильцев при Саграхасе и вынужденного возвращения в Африку эмир мусульман Юсуф ибн Ташфин решил не задерживаться в Магрибе и в рабиуль-аввале 481/июле 1088 года во второй раз пересёк море и снова призвал эмиров тайф под свои знамёна. Получив подкрепления из Севильи, Гранады и других городов, альморавиды двинулись на восток, чтобы освободить от кастильцев горную крепость Аледо, а затем помочь мусульманам Валенсии.

Весной 1085 года, после завоевания Толедо, отряд кастильцев под командованием Гарсии Хименеса совершил набег на земли на востоке Аль-Андалуса и разорил многие деревни. Кастильцам удалось занять крепость Аледо, расположенную в горах Сьерра-Эспунья между Мурсией и Лоркой. Разместив в ней гарнизон и большие запасы оружия, кастильцы использовали Аледо как плацдарм для разорения окрестных земель. Ибн Ташфин был наслышан об их низких подвигах и намеревался избавить мусульман от их произвола. Однако сделать это было не так легко, как хотелось бы.

aledo tower1200x800

Крепость высоко возвышалась над долиной Гвадалентин и с трёх сторон была окружена неприступными утёсами. Используя осадные орудия, мусульмане пытались разрушить стены крепости, искали возможность проникнуть внутрь неё, но все их попытки были бесплодными. Кастильцы не собирались сдаваться и стойко держали оборону. Между тем в лагере мусульман начались разногласия. Эмир Гранады Абдаллах ибн Булуггин и его брат Тамим, правивший в Малаге, спорили друг с другом из-за наследства их отца и жаловались друг на друга Ибн Ташфину. Не могли забыть старые разногласия и аль-Мутамид ибн Аббад, эмир Севильи, и аль-Мутасим ибн Сумадих, эмир Альмерии. Но самые серьёзные распри были между аль-Мутамидом и Ибн Рашиком, правителем Мурсии.

Дело в том, что Абд ар-Рахман ибн Рашик был амилем эмира Севильи и участвовал в завоевании Мурсии вместе с визирем Ибн Аммаром, который вскоре начал вести себя как независимый правитель. Воспользовавшись разногласиями между аль-Мутамидом и Ибн Аммаром, Ибн Рашик прогнал последнего из города и стал править там самостоятельно. Аль-Мутамид обвинял его в измене, и небезосновательно, и даже подозревал его в тайном сговоре с кастильцами. После битвы при Саграхасе, когда объединённое войско севильцев и альморавидов пыталось организовать осаду Аледо, именно Ибн Рашик, опасаясь того, что аль-Мутамид продолжит поход и вступит в Мурсию, убедил командира альморавидов прервать кампанию.

lorca castle1200x800

Поддавшись на уговоры аль-Мутамида, Ибн Ташфин приказал арестовать Ибн Рашика и передал его эмиру Севильи. Это вызвало гнев мурсийцев, и они покинули лагерь мусульман. Беспокойство охватило и других эмиров, и в это самое время поступило известие о приближении армии из Кастилии. Понимая, что раскол между мусульманами не способствует успеху в битве, Ибн Ташфин отступил к соседней крепости Лорка, а другие эмиры вернулись в свои владения. Когда Альфонсо прибыл в Аледо, там находилось всего тысяча пеших и ещё сто всадников, которые были истощены голодом и непрерывными боями. Для того чтобы не рисковать своими людьми, Альфонсо приказал срыть башни и стены Аледо и вернулся в Кастилию, а разрушенную крепость заняли люди аль-Мутамида.

Став свидетелем серьёзных разногласий между эмирами тайф, Юсуф ибн Ташфин оставил в Аль-Андалусе четырёхтысячную армию, а сам вернулся в Марракеш. Приведя в порядок дела в Магрибе, он собрал новую армию и в 483/1090 году отправился в третий заморский поход. На этот раз никто из эмиров не присоединился к его армии, которая направилась на север и осадила Толедо, столицу короля Альфонсо. Трудно сказать, рассчитывал ли Ибн Ташфин на действенную помощь от мавританских эмиров или только хотел получить довод против них, но, разграбив окрестности Толедо, Ибн Ташфин решительно двинулся на Гранаду, чтобы наказать Абдаллаха ибн Булуггина.

Согласно Ибн Изари, правитель Гранады первым из эмиров тайф открыто выразил несогласие с действиями Ибн Ташфина и сразу после неудачной осады Аледо начал готовиться к войне с альморавидами. Он укрепил крепостные стены и башни, установил на них орудия, пополнил оружейные и продовольственные склады. Для того чтобы заручиться поддержкой кастильцев, он отправил золото и дорогие одежды королю Альфонсо и согласился стать его данником. Действия Ибн Булуггина и его брата Тамима, правителя Малаги, вызвали неодобрение богословов Гранады, которые издали осуждающую их фетву и отправили её Ибн Ташфину.

Была ли такая фетва на самом деле или её выдумали для оправдания действий Ибн Ташфина против мусульманских тайф, мы не знаем. Но можно думать, что Ибн Ташфину было известно о переговорах эмира Гранады с кастильцами, потому что он разделил свою армию и разместил часть её на подступах к Гранаде, в то время как другая часть осадила город.

granada1200x800

Главной целью Ибн Ташфина было не позволить кастильцам прийти на помощь их союзнику и вынудить Ибн Булуггина добровольно сдаться. Через два месяца, отчаявшись получить помощь от христиан, эмир Гранады попросил гарантии безопасности для себя и своей семьи и согласился сдать город. Ибн Ташфин принял его условия, и тот сам вышел к Ибн Ташфину и сдался. После того как альморавиды вошли к Гранаду, богословы и городская знать пришли во дворец и присягнули на верность эмиру мусульман, который в свою очередь обратился к людям с речью и пообещал править справедливо и милосердно, в соответствии с законами Шариата. Это случилось в раджабе 483/сентябре 1090 года.

В тот же период альморавиды заняли Малагу, где правил Тамим ибн Булуггин, и оба брата с семьями были высланы в Магриб. Впоследствии Тамиму было позволено поселиться в Марракеше, где он умер в 488 году. Абдаллах же поселился в Агмате, где ему было назначено жалование. Там же он составил свою хронику о правлении Зиридов в Гранаде. Рукопись этой книги, получившей известность благодаря французскому востоковеду Эваристу Леви-Провансалю, хранится в библиотеке Университета Аль-Карауин в Фесе.

За событиями в Гранаде пристально следили другие мавританские эмиры. После свержения Ибн Булуггина в Гранаду прибыли эмиры Севильи и Бадахоса — аль-Мутамид ибн Аббад и аль-Мутаваккиль ибн аль-Афтас. Возможно, аль-Мутамид надеялся на то, что Ибн Ташфин передаст ему управление завоеванными землями. Возможно, они хотели узнать о дальнейших планах эмира мусульман. В любом случае, когда они встретились с Ибн Ташфином и преподнесли ему подарки, он был с ними строг и холоден. Возвращаясь в свои владения, оба эмира понимали, что война с альморавидами неизбежна.

В рамадане 483/ноябре 1090 года Ибн Ташфин вернулся в Сеуту, поставив задачи перед своими генералами. Сайру ибн Абу Бакру аль-Лемтуни было поручено принудить аль-Мутамида сдать Севилью, а затем занять Бадахос. В задачу Ибн аль-Хаджжа (согласно Ибн Абу Зару — Бутти ибн Исмаиля) входило осадить Кордову, где правил сын аль-Мутамида — Абу Наср аль-Фатх. Ещё одна армия была отправлена в Альмерию, где правил аль-Мутасим ибн Сумадих. Наконец, Джарур аль-Хабаши возглавил войско, которое двинулось на Ронду, где находился другой сын аль-Мутамида — Язид.

Сайр ибн Абу Бакр вторгся в пределы тайфы Севилья в шаввале 483/декабре 1090 года. Захватив Тарифу, он двинулся на север и вскоре осадил Севилью. Город был хорошо укреплён, и альморавиды выбрали выжидательную тактику. Такая же ситуация возникла в Ронде, самом неприступном городе на юге Аль-Андалуса. А вот Кордова была гораздо более уязвима и была не в состоянии выдержать длительную осаду. Поэтому правитель Кордовы Абу Наср аль-Фатх отослал свою семью в крепость Альмодовар, а сам продолжал защищать город, пока не погиб во время решающего штурма. Узнав о падении Кордовы и гибели Абу Насра, его вдова Заида решила искать помощи у короля Альфонсо VI и в итоге была крещена и стала его наложницей.

almodovar1200x800

Альморавиды заняли Кордову в среду, 3 сафара 484/27 марта 1091 года. После этого они без труда овладели Альмодоваром, Баэсой, Убедой и другими важными крепостями. 17 рабиуль-авваля/10 мая успехом увенчался ожесточённый штурм Кармоны. Под контролем Ибн Аббада осталась только Севилья, и он в отчаянии обратился за помощью к королю Леона и Кастилии. Пытаясь остановить альморавидов, Альфонсо отправил на юг Альваро Фаньеса с 2500 конников, согласно христианским хронистам. Ибн Абу Зар пишет, что кастильское войско насчитывало 20 тысяч конников и 40 тысяч пеших, но эти цифры явно завышенные. Битва произошла близ крепости Альмодовар (согласно Ибн аль-Хатыбу, недалеко от Севильи), и кастильцы были разгромлены, а севильцы потеряли надежду на помощь от христиан.

Осада Севильи продолжалась четыре месяца. Оппозиция попыталась поднять в городе восстание и впустить альморавидов, но аль-Мутамид сумел помешать этому. Прислушавшись к совету своих командиров, он не стал наказывать провинившихся. Аль-Мутамид лично принимал участие в обороне города, и горожане, любившие своего эмира, стояли вместе с ним насмерть. Как пишут хронисты, 5 раджаба альморавиды сумели проделать брешь в стене со стороны реки и проникли в город, и 50-летний аль-Мутамид без кольчуги бросился туда и сражался с противником, получив ранение.

Согласно хронике Абдаллаха ибн Булуггина, Сайр ибн Абу Бакр, удивляясь поведению севильцев, сказал: «Если бы я сражался с язычниками, они бы не проявили такой стойкости». Он не понимал, почему севильцы так сопротивлялись приходу альморавидов и поддерживали своего эмира. То есть, если бы они не были мусульманами, то их действия можно было бы понять, но ведь они мусульмане. Почему они так боятся нас? Возможно, ответ на этот мучительный вопрос «почему?» мы найдём в описании последующих событий.

Решающий штурм города состоялся в воскресенье, 21 раджаба 484/8 сентября 1090 года, и в тот день много крови мусульман было пролито на улицах Севильи. Альморавиды с боем продвигались ко дворцу эмира, который оборонявшиеся удерживали до следующего дня. Когда же альморавиды схватили аль-Мутамида, они на его глазах зарубили его сына Малика. Дворцы жемчужины Аль-Андалуса были разграблены, а самого аль-Мутамида заключили под стражу. Сайр ибн Абу Бакр дал аман ему, его семье и его сыновьям Язиду ар-Рады и Абу Бакру аль-Мутадду, которые защищали крепость Ронда и замок Мертола (на юге Португалии).

ronda1200x800

Жена аль-Мутамида уговорила его приказать сыновьям сложить оружие, чтобы им сохранили жизнь, и он отправил им послание. Несмотря на это Джарур аль-Хабаши, который тщетно пытался захватить Ронду, приказал вероломно убить Язида, как только его люди вошли в крепость. Это случилось в рамадане 484/сентябре 1090 года. Его брату Абу Бакру, который сдал альморавидам Мертолу, сохранили жизнь, как и его отцу аль-Мутамиду, который был доставлен в Марракеш, а затем по приказу Ибн Ташфина заточён в Агмате, где он и умер в 488/1095 году.

Падение Севильи, самой богатой тайфы в Аль-Андалусе, привело к значительному ослаблению мусульман и изменению отношения к берберам, пришедшим из Магриба. Историки до сих пор обсуждают, что же стало причиной ухудшения отношений между Ибн Ташфином и аль-Мутамидом, которые вместе праздновали победу над кастильцами под Саграхасом. Сообщается, что факихи жаловались на то, что аль-Мутамид открыто совершает грехи и что в руки Ибн Ташфину попала тайная переписка аль-Мутамида с королём Альфонсо VI.

Ибн Абу Зар пишет, что Сайр ибн Абу Бакр не получал от Ибн Ташфина никаких указаний касательно Ибн аль-Мутамида и действовал самостоятельно. В своей хронике «Рауд аль-киртас», составленной в начале XIV века, историк откровенно пытается идеализировать подвиг альморавидов. В частности, он умалчивает факт штурма Севильи, о котором сообщают все другие источники. Поэтому трудно согласиться с тем, что Сайр решился свергнуть аль-Мутамида без согласия и одобрения своего эмира, тем более что эта война продолжалась несколько месяцев и унесла жизни многих тысяч мусульман.

sevilla alcazar1200x800

Конечно, аль-Мутамид ибн Аббад имел недостатки и не пришёл на помощь эмиру аль-Кадиру, когда кастильцы осаждали Толедо. Однако, когда угроза дальнейшей экспансии христиан на юг стала очевидной, аль-Мутамид одним из первых пригласил других эмиров к объединению и призвал на помощь мусульман из Магриба. Он предоставил Юсуфу ибн Ташфину крепости, которые тот запросил, и впоследствии внёс решающий вклад в победу мусульман при Саграхасе. Тем не менее альморавиды жестоко обошлись с ним, его детьми и его сторонниками.

Насилие, убийства и грабежи, которые увидели мусульмане Аль-Андалуса от своих братьев по вере, позволяют думать, что далеко не одно желание возвысить знамя Ислама двигало Ибн Ташфином, когда он начал завоевание иберийских тайф. И последствия этого для мусульман Испании были жуткими. Но Ибн Ташфин, находясь на вершине своей славы, не мог знать этого. На тот момент его целью было развить успех и подчинить тайфы на востоке и западе Аль-Андалуса.

Читайте также: Юсуф ибн Ташфин становится эмиром альморавидов