4 рамадана 490 года от Хиджры (21 (15) августа 1097) на равнине близ крепости Консуэгра, что примерно в 40 милях от Толедо, армия альморавидского генерала Мухаммада ибн аль-Хаджжа нанесла поражение войску короля Кастилии и Леона Альфонсо VI. Кастильцы превосходили берберов числом, но не смогли ничего противопоставить их напористости и тактическому умению. Среди многих погибших был и Диего Родригес, единственный сын правителя Валенсии — Сида Кампеодора, что сильно подорвало его здоровье.

Завоевание альморавидами Севильи, Альмерии и других городов было тревожным сигналом для эмира Бадахоса аль-Мутаваккиля ибн Афтаса. Как мы уже писали, после падения Гранады он вместе с эмиром Севильи аль-Мутамидом ибн Аббадом преподнёс подарки эмиру альморавидов, но Ибн Ташфин оказал им весьма холодный приём. Понимая, что скоро наступит и его черёд, он старался поддерживать дружеские отношения с новым хакимом Севильи Сайром ибн Абу Бакром аль-Лемтуни. Но когда спустя три года отряды берберов начали совершать набеги на приграничные деревни Бадахоса, стало очевидно, что альморавиды хотят спровоцировать новый конфликт.

badajoz gate1200x800

В такой ситуации аль-Мутаваккиль решил снова обратиться за помощью к королю Кастилии и Леона Альфонсо VI. Он заплатил ему за военную помощь и даже передал кастильцам три важные крепости: Сантарен, Лиссабон и Синтру. Этот шаг был настолько непопулярным, что мусульмане Бадахоса отвернулись от своего эмира. Когда известия о происходящем в городе дошли до Сайра, он немедленно выступил в поход на Бадахос и захватил город силой в начале 487/1094 года. Кастильцы так и не пришли на помощь своему новому союзнику, и альморавиды увезли аль-Мутаваккиля и двух его сыновей в Севилью и казнили их по дороге. Третий его сын аль-Мансур в это время находился в крепости к северу от Мериды, на границе с Кастилией, куда он и сбежал вместе с семьёй и казной.

Наведя порядок в Бадахосе, Сайр ибн Абу Бакр двинулся на запад, чтобы вернуть крепости, которые Альфонсо пожаловал мужу своей дочери Урраки — Раймунду Бургундскому, графу Галисии и Коимбры, брату влиятельного архиепископа Ги Бургундского (будущего римского папы Каликста II). Галисийцы не сумели сдержать натиск берберов и уступили Лиссабон в ноябре 1094 года. Крепости Сантарен и Синтра были захвачены альморавидами лишь в 1111 году.

Альфонсо был раздосадован неудачей своего зятя, но не имел возможности повлиять на ход событий. В 1096 году кастильцы совершили рейд вглубь мусульманских земель, разорив окрестности Кармоны и Севильи. Основные силы альморавидов находились в Кордове, и до генерального сражения дело так и не дошло. Тем не менее расстановка сил на полуострове менялась не в пользу альморавидов, для которых Аль-Андалус стал не только источником огромных доходов, но и полем битвы за торжество ислама. На севере мусульмане Сарагосы одну за другой уступали свои крепости арагонцам, а на востоке новый сеньор Валенсии Родриго Эль-Сид успешно противостоял альморавидам, ведомым Мухаммадом ибн Аишей.

Осознавая значимость момента, эмир мусульман Юсуф ибн Ташфин в 490/1097 году в четвёртый раз пересёк море и прибыл в Кордову. Согласно христианским источникам, в это самое время Альфонсо с большой армией направлялся в Сарагосу. Его сопровождали архиепископ Толедо Бернард де Седирак, трое епископов, пять графов и многочисленные сеньоры и магнаты со своими оруженосцами и слугами. С какой целью кастильцы направлялись в Сарагосу, точно не известно. Эмир Сарагосы аль-Мустаин был данником Альфонсо и в конце 1096 года потерпел поражение при Алкорасе, уступив арагонцам важную крепость Уэску. Возможно, появление кастильского войска на берегах Эбро должно было сдержать дальнейшее наступление короля Арагона Педро. Возможно, у Альфонса были и другие далеко идущие планы, но им не суждено было сбыться.

consuegra1200x800

Посовещавшись со своими генералами, Ибн Ташфин организовал очередной поход на Кастилию и назначил командующим армией Мухаммада ибн аль-Хаджжа. Узнав о готовящемся вторжении, Альфонсо поспешил вернуться и решил встретить противника на подконтрольных ему землях, на широкой равнине у реки Амаргильо, рядом с крепостью Консуэгра.

Сражение произошло в субботу, 15 августа 1097 года, и завершилось решительной победой берберов. Несмотря на численное превосходство, кастильцы были обращены в бегство, многие из них были порублены, а король Альфонсо вместе с несколькими сотнями воинов укрылся за стенами крепости. Среди погибших был и единственный сын Эль-Сида — Диего Родригес, который вместе со своим отрядом до конца сражался против мусульман.

consuegra castle1200x800

Кастильцы на протяжении восьми дней держали осаду, после чего Ибн аль-Хаджж отступил. Поскольку альморавиды не пошли дальше на Толедо, нужно думать, что осада столицы Кастилии изначально не входила в их планы. И если от Ибн аль-Хаджжа требовалось сбить наступательный порыв Альфонса, чтобы альморавиды могли сосредоточиться на завоевании Валенсии и дальнейшем продвижении на север, то задача была решена и действия генерала были вполне оправданы. Тем более что примерно в тот же период Мухаммад ибн Аиша нанёс ещё одно поражение Альваро Фаньесу у Иберийских гор, в районе Куэнки, откуда армия альморавидов двинулась на Валенсию.

Поражение кастильского войска при Консуэгре стало очередным ударом для Альфонсо VI, весьма болезненным, но уже неспособным повлиять на будущее Испании. Кастильские аристократы и магнаты больше не видели в андалусцах, а тем более в африканцах, носителей высокой духовной и материальной культуры, перед которой смирялись их предки. Римская церковь предложила им другой путь, наполненный новым смыслом, и Альфонсо (вслед за его отцом Фердинандом Великим) видел в нём возможность поднять престиж своего королевства и расширить его границы.

Рассчитывая на помощь из Бургундии и Италии, король Кастилии оказывал поддержку Клюнийской конгрегации, и клюнийцы стали главными архитекторами Камино-де-Сантьяго — паломнической дороги к предполагаемым мощам апостола Иакова в Галисии. Рассказы монахов о чудесах святого апостола и искуплении грехов приводили на север Иберии ревностных христиан, без которых Реконкиста была бы невозможна.

santiago compostela1200x800

Для упразднения преград между христианами Иберии и остальными католиками Альфонсо поддержал замену мосарабского обряда на римский (на соборе в Бургосе в 1080 году) и замену вестготского письма каролингским минускулом. В тот же период в Кастилии стало ощущаться влияние романского стиля в архитектуре, искусстве и даже одежде, особенно после женитьбы Альфонсо на Констанции Бургундской, состоявшейся в 1079 году при посредничестве клюнийских монахов.

Сопротивление прежнего мосарабского священства не могло остановить эти процессы, охватившие всю христианскую Иберию. Не имели ничего противопоставить этому ни жизнелюбивые мусульмане Аль-Андалуса, ни суровые пришельцы из пустыни, опиравшиеся на племенные связи и своё особое понимание ислама. Тем не менее их главным аргументом была военная сила, и в 1079 году при Консуэгре этот аргумент оказался убедительным и достаточным.